olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

In Santa Barbara We Trust

Подзаголовок: иллюстрации к «Америке» Ж. Бодрийяра после оргии:


En route to Los Angeles you will have a chance to explore Santa
Barbara, often referred to as the pearl of the “American Riviera”. The
city is known for its Spanish Colonial style architecture, lush
vegetation and laid back lifestyle.


Здесь могла бы быть МОЯ САНТА-БАРБАРА, потому что это - единственный город в США, где я могла бы жить. Идеальность его очевидна: Санта-Барбара – это Вашингтон с его прекрасными широкими улицами минус люди и машины, перенесенный в самое благодатное место Калифорнии с неизменной комнатной температурой и с вечно ласковым морем, мечтательными туманами и романтическим нежарким солнышком. Санта-Барбара – это Вашингтон+ и пять звезд!
Но… но все по порядку…

1. Сначала была долгая дорога в дюны: пастораль уже на пути!
(НО В НЕЙ ЖУТКО МНОГО БОДРИЙЯРОВА ТЕКСТА И МОИХ ПИКЧЕЙ! Предупредила!)



«На благоухающих холмах Санта-Барбары все виллы напоминают
funeral homes. Здесь, среди гардений и эвкалиптов, в изобилии
видов растительности и однообразия человеческого вида, зловещая
судьба реализованной утопии. В этом средоточии богатства и свободы
всегда стоит один тот же вопрос "What are you doing after the
orgy?"
Что делать, когда все доступно: секс, цветы, стереотипы
жизни и смерти? Вот в чем проблема Америки, которую унаследовал
весь остальной мир.»

2. И вот появились первые приюты убогих сантабарбарян! Именно здесь СиСи заедает век Софии, а напротив: Аугуста - Лайонела. Или наоборот…



«Все дома мертвенны, и ничто не нарушает этого искусственного
спокойствия. Отвратительная вездесущность зеленых насаждений как
навязчивая мысль о смерти, застекленные проемы, напоминающие
хрустальный гроб Белоснежки, массивы бледных и низкорослых цветов,
расползающихся подобно рассеянному склерозу, бесконечное ветвление
проводов над, под, вокруг дома, напоминающих катетеры в
реанимационном отделении госпиталя, ТВ, стерео, видео, которые
устанавливают контакт с внешним миром, машина, машины,
обеспечивающие связь с погребальным торговым центром,
супермаркетом, наконец, жена и дети как наглядные признаки успеха,
- все здесь говорит о том, что смерть в конце концов нашла себе
идеальное пристанище.»

3. Тут Фемидой в поте всех мест работают Кейт, Мэйсон и Джулия…



«Микроволновые печи, мусороперерабатывающие агрегаты,
оргазменная упругость мебельной обивки: этот образ пляжной и
изнеженной цивилизации упорно напоминает конец света. Все формы
здешней активности несут на себе отпечаток конца света:
калифорнийские эрудиты, свихнувшиеся на латыни или марксизме,
многочисленные секты девственников или злодеев, сомнамбулические джоггеры в тумане, тени, сбежавшие из платоновской пещеры, настоящие дебилы или дауны, удравшие из психиатрических лечебниц (сумасшедшие, которые живут в городе на
свободе, также представляются мне верным признаком конца света,
последней печатью Апокалипсиса), толстяки, вырвавшиеся из
гормональных лабораторий собственных тел, автозаправочные станции
- oil sanctuaries - сверкающие в темноте, как казино или
корабли инопланетян.»

Восхитительный гиперреализм
Экстатическая аскеза
Мультипроцессорный тревелинг
Интерактивная многомерность
От чего ловить кайф
Western Digitals
Body Building Incorporated
Mileage illimited
Chennel Zero



4. Вон тут тонная Келли с переменным успехом ищет себе бой-френдов…



«Подозрительный бар Санта-Барбары. Красные подтяжки игрока в
бильярд. Фуко, Сартр, Орсон Уэлс - все трое там, в баре, говорят
одновременно, с потрясающим сходством и со странной
убедительностью. Cocktail scenery.Аромат насилия, пивной дух.
Hustling is prohibited.»

5. Иногда я думаю, что стоило политкорректному Крузу Кастильо ненадолго отлучиться к любимой Идеен, дабы вместе позаниматься ювенальной юстицией, - пренебрегши тем самым своими полицейскими обязанностями, - как сразу – кругом курют, мусорют… Даже у его родного транспортного средства не стесняются безобразить!



«Секс, пляж и горы. Секс и пляж, пляж и горы. Горы и секс.
Какие-то понятия. Секс и понятия. Just a life.»

6. О! Иногда они ведут себя совсем, как люди! Гляньте, как чудесны эти статуи в лучах заката и рассвета!



«Все схватывается через симуляцию. Пейзажи - через фотографию,
женщины - через сексуальный сценарий, мысль - через письмо, терроризм
- через моду и масс-медиа, через телевизор. Кажется, что вещи существуют
единственно ради этого странного предназначения. Можно даже
задаться вопросом, не существует ли сам этот мир только как
реклама, созданная в каком-то другом мире.»

7. А искусство?! Сколько в Санта-Барбаре искусства, культурной жизни! Тут тебе и музей, и театр, и выставки на каждом шагу, и даже церковь-на-пляжУ… Духовная жизнь бьет ключом, и все по голове, ах. и смех, и грех не разлей вода… Артистическая пляжная столица да и только!



«И коль скоро единственная в своем роде красота рождена
посредством пластической хирургии тела, коль скоро единственная в
своем роде урбанистическая красота создана эстетическим
препарированием зеленых пространств, а мнение посредством
пластической хирургии исследования, ...то теперь настает время
генетических преобразований, время пластической хирургии вида.»

8. Тут хранится самая главная санатабарбарная военная тайна! В стеклянных банках, ах, как смешно…



«И вот культура, которая в одно и то же время изобретает
специализированные институты для соприкосновения тел, и кастрюли,
в которых вода не соприкасается с дном, поскольку оно изготовлено
из настолько однородного, сухого и искусственного материала, что
ни одна капля не прилегает к нему, точно так же как ни на одно
мгновение не соприкасаются тела, сплетенные в приливе feeling и
терапевтической любви. Это называется интерфейс, или
взаимодействие. Это вытеснило встречу лицом к лицу, поступки и
получило название коммуникации. Ибо происходит сообщение: чудо
состоит в том, что основание кастрюли сообщает свою температуру
воде, не соприкасаясь с ней, производя что-то вроде кипячения на
расстоянии, точно так же как тело сообщает другому свои флюиды,
свою потенциальную эротичность за счет своеобразной молекулярной
капиллярности, не соблазняя и не волнуя его. Код разделения
работал так основательно, что произошло отделение воды от кастрюли,
и она стала передавать тепло как послание, или некое тело
передает свое желание другому как послание, как подлежащие
расшифровке сигналы. Это называется информацией, и это проникло
повсюду как фобический и маниакальный лейтмотив, касающийся как
эротических отношений, так и кухонной утвари.
И вновь то же стремление к стерильности.»


9. Но гордый человек не понесет свои деньги в банк, нет, он лучше выкинет их в море, благоразумно рассчитывая на вечное возвращение…



«В зеркальце заднего обзора памяти все исчезает, быстрее и
быстрее. Два с половиной месяца изглаживаются за несколько
мгновений переключения сознания, которое происходит еще более
быстро, чем jet leg.Сложно удержать живое восхищение,
внезапное озарение, сложно сохранить силу воздействия вещей. Все
это проходит скорее, чем возникает. Когда-то была милая привычка
пересматривать фильмы; теперь она исчезает. Сомневаюсь, что мы
будем переживать свою жизнь заново за одно мгновение смерти. Сама
возможность Вечного Возвращения становится ненадежной: эта
чудесная перспектива предполагает, что вещи должны восприниматься
в необходимой и неизбежной последовательности, которая превосходит
их самих.»

10. Птица Бодрийяра живее всех живых! Лично ее видела, теперь и вы – тоже, смотрите же, вот она:



«Задолго до отъезда я живу одними воспоминаниями о Санта-
Барбаре. Санта-Барбара это всего лишь сновидение со всеми
процессами, которые там протекают: набившая оскомину реализация
всех желаний, конденсация, смещение, легкость... все это очень
быстро становится ирреальным. О, прекрасные дни! Этим утром на
балконе умерла птица, я сфотографировал ее.»



Бодриярушка все перепутал: гордо веет буревестник, это крабу не повезло. А птица тут была абсолютно ни при чем. В конце концов, кто из нас фотограф?



11. Бомжи на привале. Или приколе… Ах, как прекрасны люди, противопоставившие себя обществу! Человек – это звучит гордо!



«Но никто не безразличен к своей собственной жизни, и малейшие катаклизмы все
еще вызывают волнение, В своем воображении я был здесь задолго до
того, как приехал сюда, и внезапно это мое местопребывание стало
хранилищем моей прошлой жизни. В последние недели время будто бы
умножилось благодаря тому чувству, что меня уже больше не будет
здесь и что каждый день я ощущаю Санта-Барбару, с ее роковой
притягательностью и безвкусицей, как предопределенное место
вечного возвращения.»


12. А вот там шопится (и не только) симпатяга-Джина… Налетай, подешевело! У нас и только у нас! Распродажи по бешенным ценам!



«Ничего подобного нет сегодня, когда эта последовательность
неустойчива и лишена будущего. Вечное Возвращение
- это возвращение бесконечно малого, дробного, это навязчивый
повтор микроскопического и нечеловеческого масштаба, это не
экзальтация воли, не утверждение незыблемости одного и того же
события, не его окончательное закрепление знаком, как этого хотел
Ницше, - это вирусное возобновление микропроцессов, которое,
разумеется, неизбежно, но которое никакой могущественный знак не
сделает фатальным для воображения (ни атомный взрыв, ни вирусная
имплозия не могут быть схвачены воображением). Таковы события,
которые нас окружают: микроскопические и мгновенно стирающиеся.»

13. А вот и Ди Каприо в роли Брендона! Здраствуй, Ленечка, привет, солнышко! Надежда наша, опора в старости и гарантия светлого будущего!



«Тинейджер, катающийся со своим плеером на роликовой доске,
интеллектуал, работающий со своим word-processor,(1) рэппер из
Бронкса, который бешено крутится в Рокси или в других подобных
заведениях, джоггер или бодибилдер - повсюду все то же полное
одиночество, и все тот же нарциссизм, будь он обращен на тела или
на интеллектуальные способности.
Повсеместно мираж тела необычаен. Это единственный объект, на
котором можно сосредоточиться, - не как на источнике наслаждения,
а как на объекте иступленной заботы, поскольку мысль о физическом
или нервном истощении не дает покоя, и смысл смерти для всех
заключается в ее постоянном предупреждении. Тело лелеется в
перверсивной убежденности, что оно ни для чего не пригодно, в
полной уверенности, что его невозможно воскресить. Ибо наслаждение
является следствием воскрешения тела, благодаря которому оно
перерастает то навязчивое представление о гормональном, сосудистом
балансе и маниакальной диететике, в которые его хотят заключить,
эту панацею формы и гигиены. Поэтому необходимо забыть о телесных
удовольствиях как о настоящем благе, забыть о возможных
метаморфозах тела и обречь его на сохранение утопической и все
равно утраченной молодости. Ибо тело, которое спрашивает себя о
собственном существовании, уже наполовину мертво, и его подлинный
культ, полумедитативный, полуэкстатический, представляет собой
погребальные приготовления. Забота, которая проявляется к нему при
жизни, предвосхищает погребальный грим с улыбкой, соединяющейся со
смертью.
Все дело в подключенности. Речь не идет о том, чтобы быть или
даже иметь тело, а о том, чтобы быть подключенным к нему.
Подключенным к сексу, подключенным к собственному желанию. Быть
qbg`mm{l с вашими собственными функциями как с различными типами
энергии или видеоэкранами. Модный гедонизм: тело представляет
собой сценарий, гигиенические реплики которого раздаются среди
бесконечных спортивных, тренажерных залов, залов стимуляций и
симуляций, простирающихся от Венеции(1) до каньона Тюпанг и
представляющих собой коллективную бесполую обсессию.»


Вот так мы и посетили Санта-Барбару…

О чем и поведали вам дуумвиратом: сентиментально дилетантствующий фотограф olhanninen и философски путешествующий литератор Иван Петрович Бодрячковский, которых в буквальном смысле эх-прокатила местная американская туристическая фирма «Муха-Бляха», упоминания вообще-то недостойная, ибо оставила поименованных трудящихся без гроша, системы вещей и достойного вознаграждения за рекламу в этом меркантильнейшем из миров, эдакая она… бляха.

А поСЕОму – предупреждение на будущее: на месте фирмы «Муха-Бляха» - могла бы быть Ваша реклама!
Именно тут ей – самое место, где ж еще-то…

ЗЫ. Между нами, но ИПБ был настолько данным возмутительным фактом шокирован, что даже описал все это безобразие по-французски под псевдонимом Ж. П. Бельмондо Бодрийяр в одноименной книжке - «АМЕРИКА», опубликованной в нашем издательстве «Маст Рид», - кстати: всегда милости просим…

…А olhanninen, как истинная финка, таки выбила 30% скидку на 30 магнитиков для друзей и родственников с видами СБ-ТРАСТ у юных продавщиц сантабарбарного сувенирного киоска, заговорив им зубы бородатым анекдотом:

=Когда у нас – а кто не знает страну Деда Мороза? - началась перестройка, вторым сериалом, показанным по главным смишным каналам оказалась, естественно, «Санта-Барбара»!

И вот однажды приходит мужик в американское посольство, и говорит:
- Знаете, решил, вот перебраться к вам на ПМЖ, принимайте, распишитесь…
Обалдевшие чиновники спрашивают его:
- Но… где и НА ЧТО Вы будете у нас жить?..
- Как где, как на что? Конечно, в Санта-Барбаре!..
- Но… почему именно в Санта-Барбаре?..
-Что за вопрос?!. Я ж там ВСЕХ ЗНАЮ!..=

Деффки-продавщицы, сантаны такие, ржали – не могли… Одаренные потом друзья и родственники olhanninen – тоже…



…Ну… а первым ваще сериалом, если кто по малолетству не в курсах, была у нас… эх, ма, труль-ля-ля… латиноамериканская «Рабыня Изаура»… а как иначе?..


«Возвращаться из Калифорнии - значит возвращаться в уже
виденный, уже изжитый нами универсум, который лишен очарования
предшествующей жизни. Он был покинут в надежде, что он изменится в
ваше отсутствие, но ничего такого не произошло. Он хорошо
обходился без вас, и он быстро приспособится к вашему возвращению.
Люди и вещи ведут себя так, чтобы создавалось впечатление, что вы
и вовсе не уезжали. Я сам покинул все это без угрызений совести и
обрету без особого волнения. Люди в тысячу раз больше заняты
своими мелкими событиями, чем странностями какого-то чужого мира.
Поэтому рекомендуется скромно приземлиться и вежливо сойти вниз,
затаивая дыхание и воскрешая несколько картин, которые еще сияют в
ваших воспоминаниях.»

Как мило, не правда ли?..

Только… ппааазвольте, Петрович, а – при чем тут секс? Где это Вы в реальной, всамделишной Санта-Барбаре столько сексу увидали?

Простите, но это Вы без меня по каким-то подозрительным барам шастали с Фуко и в красных подтяжках! Когда Вы этим карванализьмом занимались, наш Н.С. Хрущев цитировал товарища по партии, с которой я совершенно солидарна и которая со всей присущей большевикам откровенностью заявила: «Я 20 лет замужем, и не знала, что это называется фокстрот!»

Так что нечерта вешать на меня, приличную женщину, свои гиперреальные симулякры, мне и борхесовых хрениров выше крыши. Стыдно! А еще левый…
Как путешественник – путешественнику, фотограф - литератору, и дилетант - философу: бросьте Вы все эти свои невтемные фантазмы, право дело… Сентиментальнее надо быть!..
Одним словом: сам ты - Барбара…

Кто "злая"? Я – злая, я - издеваюсь? Вовсе нет, я-то - как раз.
Извините, не рассчитала с катом - теперь все исправила! Еще раз - миль пардон!
Tags: Бодрийяр, США, сериал, тело, философия, фильм, юмор
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments