olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Category:

Почему в филармонии так мало народу?

А потому что не модно, вот в Филармонию и ходят те, кто действительно любит классическую музыку, и несколько случайных посетителей забредут случайно, поеживаясь с непривычки. Народ же не ходит.



И не пойдет. Потому что даже в советские времена, которые я помню прекрасно, на обычных концертах народу было ровно столько же, сколько и сейчас, когда кругом всяких иных развлечений навалом.
Интеллигенты.
Да, это они там сидят, больше-то некому. Смотрите:




Полюбила я классическую музыку, и более узко - органную, в знак протеста.

Сначала мне, ребенку, честно признаюсь, было очень скучно, когда родители меня, всю в слезах, затаскивали в филармонию. Музыке меня никогда не учили, потому что при рождении, вероятно, стадо мамонтов пробежалось по ушам, к тому же доктора запретили мучить, потому что постоянно и тяжело болела.

Потом как-то привыкла и даже нашла всякие прелести в этих культпоходах, спокойно рассматривая антураж, людей в нем и придумывая биографии и наряжая их в костюмы разных веков. По моему Дворянскому собранию носились комиссары в пыльных шлемах и с маузерами, танцевали танго томные декадентки в маленьких шапочках с перьями, а тургеневские барышни - вальсы, в мазурке проходились всякие дамы в длинных белых платьях, о которых я мечтала и однажды сшила сама. Правда, все вышло потом не очень удачно, не по-дворянски.

Мне даже снились сны о Дворянском собрании и моей роли в нем.
"Бывает, что мне снятся одни и те же сны – ах, как приятно и умилительно посмотреть какой-нибудь старый детский сон! - Но я, как в "Дне сурка", не смотрю одно и то же, а придумываю что-нибудь другое в плане изменения собственного поведения.

Например, с детства повторяется сон про то, как я, в длинном газовом белом платье, на балу в Дворянском собрании танцую вальс с гусаром. А тут вдруг красные наступают, осаждают, врываются…. Гусар куда-то, ессно, девается, а я взбегаю на галерейный балкон, хватаю пулемет, высаживаю его стволом окно (есть такое кругленькое в Филармонии нынешней) и поливаю весь зал, полный большевицких солдат и матросов огнем, поливаю, поливаю.... Типа даже огнемета почему-то выходило, такой хороший пулемет у меня был… Тока не надо про фаллические смыслы и символы, - застррррелю!!!

А иногда я действую прямо наоборот - срываю красную тряпочку с портьеры, повязываю бантиком на руку, втыкаю в корсаж гвоздичку, и крошу пулеметом белых, с воплями: "Да здравствует Великая Октябрьская революция, товаришшшшши солдаты и матросы, уррррра! Смерть немецко-фашистским оккупааааантам!!!" Ага, Лариса Рейснер - сука и извращенка, но в детстве она мне так нравилась, да и сейчас - что скрывать..."



И вот я уже ждала, когда же мы с родителями туда пойдем, потому что без музыки мои истории выходили какие-то не такие романтичные, как с ее помощью. Мне даже казалось, что это не я придумываю рассказы, а они сами мне грезятся благодаря атмосфере вокруг - колоннам, бархату и мелодичным звукам.

Подростком я выросла ужасным. Как для родителей, так и для друзей. Быстро поняв, что в современной музыке мне никогда не разобраться, потому что предки запрещали ее слушать дома, да и не могу сказать, чтобы она мне нравилась: на тусовках громкая музыка мешала разговаривать, а дома - читать.

А когда я наконец научилась бороться с родителями, то уже безнадежно отстала от сверстников, которые уже не восхищались вообще, а обсуждали детали.

Но что-то музыкальное любить все же было надо. Как это, если молодой человек и вообще никакую музыку не любит? И тогда я вспомнила недавнее детство, свою привычку воображать в филармонии всякие истории и придумала любить орган.
Стала читать биографии композиторов, немножко о теории и - через некоторое время действительно его полюбила. Даже появились любимые произведения.
Любимые исполнители? Увы, господа, не обижайтесь, но в филармонию не пускают выступать тех, фальшь которых я бы смогла услышать.

Почему именно орган? А потому что никто не спросит, играю ли я сама на этом инструменте. А если спросят, например, про фортепиано, то отвечала, что люблю орган, и поэтому не лабаю на фано. Логично?

К тому же, орган - это такой странный окестрон, и не механический, а с нежеланием, со скрипом допускающий в себя все же необходимого для возникновения музыки человека: это ж надо было придумать такого динозавристого монстра, мощного и нежного одновременно, соединив в одном месте все инструменты, которые можно носить в руках или, по крайней мере, поставить в доме, в один и такой огромный, ни в какое человеческое помещение не влезающий.
Органу никто на самом деле не нужен.
У нас с ним было общее: неповоротливость и самодостаточность.

И потом: на органе сбацать что-то пошлое гораздо сложнее, чем на любом другом инструменте.

Знаете, как это было круто? У! Снобкой с ранней юности я стала ужасной, и все вокруг меня зауважали: друзьям было даже немножко стыдно, что они такие примитивные и одинаковые в любви к современной музыке, а какой кайф был стебать предков врубленными на полную катушку органными записями! Ха, это была классическая музыка, и так забавно было наблюдать, как в борьбе против нее, они ломают дверь: за что боролись.

"Я оклеила свою комнату афишами органных концертов (фанаткой которых была в то время) и, когда меня доставали нотациями из-под двери, молча расписывала их матерными фразами, медитируя и тренируя волю, чтобы не отвечать. С тех пор я не люблю богемный дизайн".

И еще было чудесно, что таким образом одновременно можно было спрятаться в филармонии ото всех: и от друзей, и от любовников, и от родителей, затем от мужей и детей. Побыть совсем одной, и когда никто не достает: а что это ты там ничего не делаешь?
Делаю: пришла в филармонию и слушаю органную музыку.

А какие там замечательные люди! Кроме психов даже в перерыве никто не пристает. Да и психи, если им скажешь, - что, извините, я под впечатлением от музыки и не в настроении сейчас разговаривать, - отваливают в туман.

Кстати, о тумане. Возвращаться из филармонии в межсезонье через питерский туман, когда капают капли неизвестно откуда и куда, это блаженство. А зимой скрипит снег. Летом теплый ветер овевает тело, ведь вечер и уже не жарко.

Вот с тех пор мне и хорошо в филармонии, и, если выдается возможность, в любой стране посещаю концерты классической музыки. Сижу и думаю под орган о прекрасном - и, потому что большая часть жизни уже прошла, не только фантазирую, но и вспоминаю. О, у меня его столько было!

Полагаю, что многие люди, которые, приходят в Филармонию, относятся к классической музыке похоже, если не аналогично. Только они в этом никогда не признаются даже самим себе.



Все вышесказанное не относится к тусовочным концертам, когда выступают знаменитости. Только я уверена, что большинство слушателей на них выпендривается, и музыку слушает по необходимости - как римляне: "сходим в баню, заодно и помоемся".

Думаю, из моего рассказа понятно, почему мне очень нравится, что в филармонии мало народу, и что я никогда не буду этим возмущаться.
Но хороших людей там видеть всегда рада.
Не были еще? Бывает, не расстраивайтесь.
Так зайдите: уж в филармонии-то вас никто не обидит. Гарантирую.
Tags: Россия, Санкт-Петербург, Филармония, музыка, семья
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments