olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

Семейное сказание об исторической правде о моем польском прадеде -1


Видите ли, мне с детства не дает покоя одна простая мысль: если мы - в большинстве - ничего толком не знаем о своих собственных, личных предках, как мы можем с легкостью в мыслях необыкновенной так безапелляционно судить о чем-то большем, об истории страны, например? Но ведь мы же это делаем каждый день. Правда?
Там, ну очень глубоко под катом, скорее всего сплошное вранье о моем польском прадедушке. Постараюсь объяснить по возможности кратко ПОЧЕМУ. Почему под катом - понятно, да и много его там.
А вот почему вранье, хотя у нас в семье исключительно крепкие традиции говорить правду, правду и ничего кроме - в отличие от всяких новых хронологов, старых культурологов и всех прочих:

Рейтинг блогов
Нежная Правда в красивых одеждах ходила,
Принарядившись для сирых, блаженных, калек.
Грубая Ложь эту Правду к себе заманила, -
Мол, оставайся-ка ты у меня на ночлег...
(В. Высоцкий "Баллада о Правде и Лжи")

МЕТОДОЛОГИЯ

У каждого человека - четыре прадеда, что есть правда, если в семье не было инцеста. Полагаю, что в моем случае это было бы сложно - наши люди по одной шестой части суши бегали со страшной силой, с родственниками, сильно разновозрастными, потому что мерли все-таки часто, общались мало - то есть просто не успели бы, даже если бы и возникло такое извращенное желание.
Значит, - четыре.
Рассказала я уже о двух - по отцовской линии (в тексте - об одном (Иване), в комментариях - поставила вопрос о другом (Степане) livejournal.com/users/olhanninen/20271.html

1) Уже про моего татарского прадеда Ивана, неизвестно откуда пришедшего в Елоховку под Саратовом, возникают вопросы с самого начала. (Прабабушка, жена его, была татарка крещенная, об этом говорили все в деревне, в том числе и дедушка - моему папе, а вот кучерявый прадедушка, ее муж - русский, татарин (а у татар вьются волосы, как-то нет у меня вроде ни одного знакомого, чтоб спросить?)? Бирюк, к нему поздороваться лишний раз боялись подойти, а не то, что про национальность спросить, да и не интересовало это никого особо - крещеный и все: в церковь ходил, причищался, исповедовался, что еще?.. Откуда знаю: по рассказам отца и тети, его сестры. Написала, что из этих рассказов помнила. Вспомню еще чего или тетя расскажет - припишу.

2) Про другого прадеда Степана (отца бабушки, матери папы), который ниоткуда не приходил, а в Елоховке родился и умер (в голод 30-х) - только логические предположения.

Папа рассказывал, что его мама - Прасковья (с легкой руки моего сына переименованная в Елизавету, чтобы во французском сочинении не писать мягкий знак) часто пеняла его отцу на "пришлость", хвалясь своей местностью (в том числе и тогда, когда они из Елоховки переехали в Питер). Значит - коренной елоховец. Русский, а - не "татарва-оторва", по словам той же бабушки. Работал без жалоб и попыток сачкануть: "Все бы вам, татарам, кочевать черт те куда, а не работать, - цыгане прямо!" (И умер, полагаю, даже не от голода, а от удивления - что несмотря ни на какой честный и упорный труд, прокормить семью не удалось. Всегда удавалось, а тут... такое цунами.)

Никогда не "выставлялся" в отличие от балагура деда, мужа бабушки. Значит, - обладал чувством меры. С ним не связано никаких семейный преданий. Значит, - был обычным человеком, без особых достоинств и недостатков.

И вообще - от кого-то должен был унаследовать мой папа свойственную ему мягкость, деликатность и обходительность, - в конце-то концов?!.

3) А вот мой польский прадедушка, по материнской линии, отец дедушки, маминого папы... Даже имя прадеда называть не буду, чтобы и к поныне здравствующей благородной графской фамилии со своей незаконнорожденностью не примазываться. Но рассказать - расскажу. О жизни. По многим причинам.

Но относиться к этому рассказу надо критически, вот я, например, иначе к нему никогда не относилась. Мало ли что наболтают. Тем более что этого МНЕ никто не рассказывал. Это - я подслушала, под дверью кухни. Может, вообще мессидж этот - всего лишь перепев сплетен старушечьих - моей бабушки и ее подружек. Ныне покойных.

Меня тут несколько иное интересует - если это выдумка, то зачем? Попозиционироваться перед соседкой? Не передо мной же, тем более, что они не были уверены, что я подслушиваю постоянно (когда засекали, я говорила, что шла в туалет, но ловили - не каждый день). И к чему было возвращаться к одному и тому же периодически, со все новыми и новыми подробностями? Может, это бабушка создавала так свое прошлое? Но у нее его было достаточно вполне достоверного, зачем еще-то лепить горбатого? Зачем еще одно прошлое вдобавок к уже имеющемуся, вполне разнообразному и героическому с любой точки зрения? (Что кроме любви человеку нужно восхищение - не ответ.)

Что такое вообще в 60-70-х годах воспоминания на кухне старушек с претензией на интеллигентность (позиция - кухня, а не лавочка, еда - кулинарные совершенства, а не семечки, одежда - шляпка, а не платок, интересы - прошлое (причем чем дальше, тем лучше), а не настоящее)? (Тут еще и чисто техническая сложность была - если к менее выпендрежным старушкам можно было подсесть на лавочку и уважительно их разговорить, то к моим старушкам так просто не подсядешь, а если и удастся, то вместо бытовухи получишь нравоучения и рассуждения об общих материях с высоко поднятым указательным пальцем. Подслушать, их можно было только безнравственно подслушать...)

Короче, буду тут думать над этими и другими возникающими по ходу пьесы вопросами.
Tags: бабуля, интеллигенция, коммуналка, мама, миф, обман, семья, соседи, старость
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments