olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

Признаки жизни: физическое наслаждение летом


Как написать о наслаждении? О блаженстве? О всепоглощающем чувстве счастья и свободы? Да еще так написать, чтобы поняли да и читать непротивно было...
Зачем? Кто? Потому что хочется. Поделиться. Похвастаться. Чтобы друзья за меня порадовались, а недруги (если они есть) позавидовали бы - все-все, а я бы довольно улыбалась при этом. Чтобы еще приятнее стало. Нет, последнее - невозможно: куда уж больше? - это и так мой личный предел радости. Вернее - чтобы это состояние "нехотения ничего больше, кроме этого" не кончалось как можно дольше, в том числе и за счет описания полноты жизни с разнообразными, но равными по силе, кайфами...

Примерно, как в детстве, когда я смотрела "Семнадцать мгновений весны" и одновременно бросала взгляд на часы, мне казалось, что если следить за временем таким образом, то наслаждение растянется на подольше: еще полчаса, еще пятнадцать минут, еще... Отрывала взгляд от часов, засматривалась фильмом и...
Нет, сейчас лучше, чем в детстве, потому что в последнее время возникло ощущение, что этих одинаковых качественно состояний блаженства стало количественно больше, а промежутков между ними - меньше, да и переходы из одного в другое - короче... (Может, я это - типа - живьем в рай вхожу, а?)

Почему, когда пишешь о счастье, получается зануднее и больше нужно объяснять и рассусоливать, чем когда рассказываешь о горе?
Более того, большинству людей чужое блаженство кажется странным и не заслуживающим внимания, никаким даже и не счастьем, а проявлением личной глупости, мелкости, жлобскости повествующего... И разделять его как-то неловко, неискренне, невкусно получается: что словесно первым приходит в голову? - "поздравляю, завидую, как Вам повезло". То ли дело о несчастии - "поверьте, я Вам искренне сочувствую, какое горе, нет слов (Врет!!!), я не знаю, как помочь, но Вы всегда можете на меня рассчитывать..." и самое главное - "как я Вас понимаю, вот когда у меня..."

Заморочка одно-порядковая той, что случается, когда рассказываешь про любовь или семейную жизнь. Так фраза "У меня замечательный (прекрасный) любовник (муж)" вызывает гораздо больше сомнений, чем "Мой - такой козел, ты себе не представляешь". Вот и тянешь с тоской и милой улыбкой в ответ на первую фразу: "Да-а-а, конечно, как тебе повезло, он - чудесный человек", а на вторую мгновенно включаешься, округлив глаза (улыбки почти нет, но радость при этом скрыть невозможно, да никто и не требует от тебя такой жертвы): "Да что ты? Какой ужас! Нет, очень даже могу себе представить, вот мой - так вообще..."

Даже если с благородным негодованием отринуть подозрение в радости, что горе случилось у другого, и в сожалении, что счастье случилось не у тебя, то почему-то нам обычно кажется, что сочувствие больше нужно горюющему, чем радующемуся, что первый - менее самодостаточен, что ли... (А я вот думаю, что оба - хороши, причем одинаково, если процитировать булгаковскую Маргариту на метле... и что гуманизм у нас какой-то... негуманный. Имея в виду не только русских, но и европейцев - у них все это более сглажено, прилично, вежливо, но суть - та же. Христианство виновато? Да нет, я вот на Платона сослаться могу в этом аспекте. Может, это что психически атрибутивное? - А вот психоаналитикам всяким тут слова не давали! Как, впрочем, и Питириму Сорокину с его дихотомией на счастливого Сократа и несчастную свинью, - то есть наоборот, - оговорилась, простите, по Фрейду - это явно бы означало, что... - А так, без оного - ничегошеньки!)

Знаете, сколько в моей нынешней жизни блаженства? Куча. Написала о нем в юзеринфо, но придется повториться, потому что убеждена, что непонятно - в чем блаженство-то заключается, из-за чего сыр-бор, в чем цимес. И повториться-то я, зануда, конечно, повторюсь, но уверенность, - что непонятки все равно останутся, - не исчезнет. Наверное, сие связано с атрибутивно присущей мне подозрительностью относительно чужой способности мыслить по аналогии и вообще чувствовать себя счастливым как таковым. - А покажите мне человека, у которого ее нет... - Может ли человек, действительно любящий решать шахматные задачи, до конца поверить, что другой получает такое же наслаждение от, например, рыбной ловли или собирания грибов, и - наоборот?.. - Чтобы до конца - точно нет: не может, не поверит.

Встаю утром, то есть часов в 9, 10 или 11 - как проснусь сама, без насилия будильником. Нет, сначала просыпаюсь и лежу-балдею. Нет, не то, чтобы совсем просыпаюсь, а - почти очнувшись от сна, лениво думаю "какой кайф!", зарываюсь в подушки, одеяла, переворачиваюсь, потягиваюсь, засыпаю и снова просыпаюсь, и так - несколько раз... Ветерок обдувает лицо, чирикают птички, за окном светит солнышко, лучик прорвался через жалюзи и щекочет мне нос - апчих!
Встаю, иду на заросший бело-розовыми петуниями балкон покурить, смотрю на озеро, лесистые холмы вдалеке и небо над ними. По озеру плывут парусники, а по небу - облака. Иногда тучки проносятся слоями друг над другом, а бывает, - что и в разные стороны. Или мне это кажется? Какая разница - что я метеоролог? - как вижу, так и есть, главное - чтобы красиво было, а здесь по-другому не бывает.

Улыбаюсь, вспомнив, что когда я еще даже и не думала просыпаться, муж сказал, что пошел пить кофе на Торговую площадь: общение с друзьями для него - жизненная необходимость (каждому свое - это правильно). А перед уходом тихонечко поцеловал меня, сказав, что любит. "Кто бы сомневался", - пробормотала я, переворачиваясь на другой бок. Слова любви - единственное, на что можно получить от меня ответ рано утром: призывы к традиционной морали, недоуменные упреки и прочие комплиментарные фишки не помогают, а работает - только суть.

Птах ненадолго забивает жужжание соковыжималки, пью только что выжатый морковно-яблочный сок с капелькой оливкового масла и иду купаться за 189 шагов по дорожке через луг, где цветет и пахнет всякая хрень, а в ней кто-то стрекочет. Прыгаю с горячих деревянных мостков, если они обжигают ноги. Или, если не очень горячат, умываюсь сначала, а потом - плыву, плыву, плыву... Вода в озере сладкая и бодрящая, как раз такая, как мне нужна (терпеть не могу теплую в южных морях). Вот шустрая какая рыба у нас тут - каждый раз успевает уплыть, хоть я и пытаюсь прыгнуть прямо туда, где она плещет и кишит.

По возвращении домой кушаю овсяную кашу с изюмом, пью чай с травками и думаю: переключить Вивальди на Вагнера или Рамштайнов поставить. Или нажать, закрыв глаза, и попасть на Гребня или ГрОба. Или пусть их, а чтобы птички чирикали...

Затем иду в сад гулять с черепашенькой и пивом. Пашка чиря бежит по стриженному лужку, одновременно сосредоточенно ест и испражняется прямо на ходу, а мы с пивом сидим в купальнике и соломенной шляпе в деревянном кресле и курим, глядя на все это животное безобразие.
Тепло, но не жарко, потому что с озера дует легкий ветерок. (Несколько дней в году жара, правда, бывает и в наших краях, но рецепт борьбы с ней прост - нужно чаще купаться.) Раз в неделю, пока гуляем, стирается белье, развешенное на солнце оно высыхает за пару часов и восхитительно пахнет солнцем.

За черепашкой надо внимательно следить - отлавливать по мере приближения к кустам и водворять на место старта. Также нужно своевременно топать на ежиков и матом кричать "кышь" на пробегающих мимо белок и пролетающих ворон - во избежание: пашка, конечно, голову в панцирь прячет, но рассчитывать только на ее пассивную самозащиту - не наш метод. Потому надо отслеживать обстановку, не отвлекаясь на чтение, но читать и так не хочется, ведь и без книг в летнем саду думается замечательно. И, если не очень лень, мысли можно записывать на желтеньких бумажках; а их потом бросать в ящик письменного стола, где по выражению моего мужа - "осень", так желто там от этих клейких исписанных листочков; а затем, действительно наступившей осенью, зачерпнуть оттуда пригоршню, просмотреть - большую часть со вздохом "какая чушь!" выбросить в помойку, а меньшую, совсем малюсенькую - с "все же надо подумать..." положить обратно.
Иногда мимо пройдет сосед. А порой бывает, что и два. Скажем друг другу "терве" и взаимно улыбнемся. Раз в неделю кто-нибудь подойдет и скажет, что моя чиря за год значительно подросла, а я с улыбкой кивну утвердительно.

Где-то через час после начала прогулки наевшееся и набегавшееся маленькое животное начинает упорно рыть нору под березой - это сигнал к тому, что прогулка окончена. Отношу ее домой, кладу в террариум, купаюсь и собираюсь за грибами.

В лесу парит - мажусь от комаров специальной вонючкой, надеваю тонкую футболку с длинными рукавами, кепку, джинсы и защиту от змей и грязи - резиновые сапоги. В отличие от грязи, змей я здесь ни разу не видела, но люди говорят и даже пишут о них в местных газетах - к чему нам лишние риски, буду я еще думать о всякой фигне.

До леса шагов в два раза больше, чем до озера - около 380. Он вообще-то лесопарк, наверное, потому что в нем прореживают деревья, есть скамеечки и урны для мусора, всякие утки-лебляди, белки, зайцы, лисицы, иногда и спортсмен пробежит по верхней дорожке, но нет медведей, хотя вот лось один раз заплыл - муж мимо проезжал, видел. В начале лета только лисички, а потом и прочие грибы водятся в основном по берегу озера, я медленно иду то дюнами, то болотистыми канавками, чтобы не пропустить ни одного известного мне места. Лисички желтенько кустятся, на ощупь они бархатные и влажные. У берега растут кувшинки и лилии. Солнце, пробиваясь сквозь сосны, ткет из травы весьма приличной расцветки коврик. Интенсивно работает дятел, ему, не переставая, вторит кукушка. Сочувственно вспоминаю Ингеборг Бахман "Три дороги к озеру" - здесь дорога одна, но насколько она проще и очевиднее, а самое главное - результат: до озера невозможно не дойти, если откажут ноги - доползу.

Люди мне не встречаются, но на всякий случай лисички я складываю в непрозрачный мешок, а не в корзинку - вдруг кто-нибудь увидит мое богатство и захочет его украсть, но пока Бог миловал... Через часа полтора мешок уже тяжел и полон наполовину - пора домой.

На подходе к дому уже чувствуется запах дыма - муж начал в гриле жарить мясо. Быстро соображаю салат, купаюсь, и мы снова в саду - сидим под слегка подкопанной черепашкой старой березой и вкусно кушаем. По просьбам трудящихся рассказываю, как у меня прошел день, а сама зева-а-аю, спать хочу - не могу. Быстро убираю со стола, муж сжигает бумажную посуду - и в койку. Поспать сладко часок другой днем - святое дело.

Просыпаюсь также медленно и блаженно, как утром. И быстро бегу купаться - надо же успеть на рыбалку так, чтобы одновременно и позагорать. Часов с 6-7 вечера солнце самое то. На мостках напротив дома иногда экологически безвредными средствами стирают ковры, поэтому я иду на другие, чуть подальше, расстояние до них примерно как до леса, только в другую сторону.

Сижу на теплых мостках в купальнике, курю и пью пиво, озеро блестит, поэтому без солнечных очков тут делать нечего, иногда набегает волна от промчавшегося катера, вода прозрачная, видно, как рыба - окушки, плотва - клюет как ошалелая, хоть и небольшая, если уж совсем честно, - но окуней на уху хватит. Хотя чаще отдаю соседскому коту - лень чистить, да и уха каждый день - извращение.

Солнце садится, я сматываю удочки и иду домой - у меня же лисички еще нечищеные! Включаю музыку, мою лисички, поджариваю и - в заморозку. Соус зимой будет - пальчики оближешь.

Поздним вечером сижу на балконе, смотрю на закат и пью чай с терамисушкой и виски со льдом. Если будет дождь, то за ночь вырастут еще лисички, а если нет - пойду за черникой на дальнее озеро. 20 минут на велике ехать, там я однажды видела двух наркоманов, которые кололись одним шприцом, вот какой кошмар тут тоже творится. Было так: собирала чернику совочком, вдруг смотрю - на берегу озера (они тут у нас везде) машина стоит, а там два мужика тихо сидят и не выходят, интересно, что это они, думаю, там делают, и так тихонечко по кустам шасть, шасть, вижу, а они там того.

Так испугалась, отползаю в ужасе, а ветка и хрустни. Мужики дернулись, ну я и дунула со всех ног, на всякий случай с криком "а-а-а!" к велосипеду, на педали жму, как шизик ненормальный, а мимо меня эта машина на дикой скорости пролетает. Муж меня потом ругал, что я номер не запомнила, нужно было сообщить куда следует, но какой там номер, при таком нервном стрессе, нашли мата харю, тоже мне... А в другом лесу, когда за брусникой ездили, медведя видела... Что-то я на ночь глядя каких-то ужасов навспоминала, еще приснится что, не дай Бог... Лучше подумаю о чем-нибудь забавном. О кризисе общеевропейской морали, к примеру...
Но нет времени и сплошное беспокойство - муж смотрит телевизор тихонечко, но все-таки настойчиво периодически интересуется, скоро ли я, наконец, пойду спать, отвечаю, что, блин, в кои-то веки в одиночестве отдохнуть не дают, ни минуты покоя, то да се всем надо, подай-принеси, и так - всегда, эгоисты все!..

Так уже пятое лето проходит каждый солнечный день моей единственной жизни. А если вдруг случится дождь, как сегодня, например, то можно посмотреть какой-нибудь любимый фильм из моей коллекции (нелюбимых не держу) или почитать из любимого шкапчика (книги я люблю не десятками или сотнями, а шкапчиками, которые меняют как внешность, так и содержание соответственно с изменением стиля моей жизни). Написать что-нибудь о чем-нибудь тоже иногда неплохо, даже если продукт плохо получается, то хоть сам процесс позабавит. Ответить на накопившиеся интересные письма. Проглядеть новости: может где-то что-то зачем-то произошло. Ощущения при этом дождливом приобщении к миру не менее приятные, чем при солнечном, но слегка иные - как когда перебираешь грибочки, ягодки или чистишь рыбку - слегка, конечно, лениво, но ласково греет мысль "во сколько наловила, насобирала, - как вкусно мне и мужу будет зимой, а как обрадуются подаренным соленьям и вареньям мои родственники и друзья "... Браслет звякает о раковину почти как пальцы по клавиатуре, только мелодичнее...

P.S. Как вы думаете, что я сделаю с покусившимся на мое блаженство - кто бы и что бы он ни был? Правильно: с не меньшим наслаждением сотру в порошок и развею по ветру. Как? Придумаю: с фантазией, осторожностью и законопослушностью у меня все в порядке - нет поводов для волнения. И ни на минуту не усомнюсь в правильности или адекватности своих действий. И всегда буду гордиться содеянным. И блаженствовать, и наслаждаться дальше - пока смерть не разлучит нас, меня и мое острое чувство счастья, полноты жизни - ...но последнее представляется мне совсем уж неправдоподобным. Даже и не сомневаюсь: мы из рая в рай войдем рука об руку, кто бы сомневался, - ну а если этот или тот рай нас в чем не устроит - делов-то: перестроим под себя, благо жизненного опыта не занимать...

И, будучи человеком в некоем смысле последовательным, я же прекрасно понимаю, что базисным условием моего персонального рая является европейская цивилизация в целом, финское государство - в частности, затем - мой муж, а потом - моя собственная любовь к вышеописанным радостям жизни. Поэтому я и буду бороться за их целость и сохранность против всех их гонителей и разрушителей в меру сил и со всей накопленной за лето энергией. Разрешенными законом методами и в межсезонье, конечно (потому что зимой у меня иные, чем летом, кайфовые занятия, но не менее притягательные).
Рейтинг блогов
Tags: Варкаус, Финляндия, грибы, живой журнал, литература, рыба, счастье
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

Recent Posts from This Journal