?

Log in

No account? Create an account
olhanninen olhanninen

olhanninen


Иногда я думаю

Журнал Olga Hanninen о жизни в Финляндии и путешествиях


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Почему была так популярна песня про Трансвааль?
olhanninen olhanninen
olhanninen
Две войны, которые велись не на территории России и в которых Россия официально не участвовала, российское общество приняло особенно близко к сердцу в прошлом веке - англо-бурскую войну(1899—1902) и гражданскую войну в Испании (1936 — 1939). Есть разные объяснения этому феномену, но меня не удовлетворило ни одно из существующих, а своего я не нашла. Безусловно, огромную роль в популяризации этих войн играли политические интересы, однако основных показателей популярности именно в народе мне видятся два: слагались песни и отправлялись добровольцы.
Песню "Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне" пели в деревнях, городах и в последовавшей за революцией эмиграции. О ней писали И. Эренбург, М. Цветаева, К. Паустовский, М. Исаковский, В. Шкловский, Л. Кассиль, М. Слонимский, С. Маршак. Давайте ее послушаем и посмотрим очень интересные старые фотографии тех, за свободу которых рвались воевать из России добровольцы, и даже около 100 человек из которых доехали до Южной Африки.


Интересно сравнить два текста этой песни.
1.Текст Глафиры Галиной, созданный, по некоторым источникам, в 1899 году:
Бур и его сыновья

Г. Галина

Да, час настал, тяжелый час
Для родины моей...
Молитесь, женщины, за нас,
За наших сыновей!..

Мои готовы все в поход –
Их десять у меня!..
Простился старший сын с женой –
Поплакал с ним и я...

Троих невесты будут ждать –
Господь помилуй их!..
Идёт с улыбкой умирать
Пятерка остальных.

А младший сын... Тринадцать лет
Исполнилось ему.
Решил я твердо: "Нет и нет –
Мальчишку не возьму!.."

А он, нахмурясь, отвечал:
«Отец, пойду и я!..
Пускай я слаб, пускай я мал –
Верна рука моя...

Отец, не будешь ты краснеть
За мальчика в бою –
С тобой сумею умереть
За родину свою!»

Да, час настал, тяжелый час
Для родины моей...
Молитесь, женщины, за нас,
За наших сыновей!

и 2. Один из вариантов народной песни:

Трансвааль, Трансвааль, страна моя,
Ты вся горишь в огне...
Под деревом развесистым
Задумчив бур сидел.

Настал, настал тяжёлый час
Для родины моей.
Молитесь женщины за нас,
За наших сыновей!

Сынов всех девять у меня,
Троих уж нет в живых,
И за свободу борются
Шесть юных остальных.

И младший сын - тринадцать лет -
Просился на войну,
Но я сказал: "Нет, нет, нет, нет!
Малютку не возьму!"

"Отец, не будешь ты краснеть
За мальчика в бою.
С тобой сумею умереть
За родину свою!"

Однажды при сражении
Разбит был наш обоз,
Мальчишка на позиции
Запас гранат принес.

Настал, настал тяжёлый час
Для родины моей.
Молитесь, женщины, за нас,
За наших сыновей!

До сих пор песня "Трансвааль" бередит душу. И об этой войне хочется узнать побольше. Меня в связи с этой историей заинтересовал один необычный памятник в австралийском городе Аделаиде, о котором вскоре расскажу в отдельном посте.

promo olhanninen июнь 25, 2017 17:33 37
Buy for 10 tokens
Первый раз вижу фотографию скульптуры с заштрихованным бюстом. Сразу возникло множество вопросов относительно использования изображения живого человека. А ограничивает ли сейчас закон использование фотографии и шире - образа - человека? Можно ли с изображением другого делать все, что угодно? Чем…

  • 1
Может из-за Буссенара? "Капитан Сорви-голова" в запой читали. Или я путаю причину и следствие?

Вот не знаю, ведь процитирую фрагмент по ссылке о Глафире-поэтессе:
"Под «Трансвааль» выросло поколение 90-х годов ХІХ века. Написав письмо бородатому президенту Крюгеру и стащив у матери 10 рублей, сбежал «на театр военных действий» Эренбург. Сестры Цветаевы извели всю бумагу в доме, рисуя суровых буров в шляпах с огромными полями и шаржи на королеву Викторию. Помогать бурам отправились десятки гимназистов со всей страны. Молодежь была потрясена войной. Буров жалели, англичан ненавидели, знали о каждом сражении, происходившем на другом краю земли, зачитывались, как Паустовский, книгой «Питер Мариц, молодой бур из Трансвааля». «Буром был и я, играя на улицах», — писал о своем детстве Самуил Маршак. "

А вот что под это дело появилась возможность объединить европу без Англии мне как-то не верится.

"Сынов всех девять у меня..." - ничего себе.

Так там их гораздо больше рождалось, просто не все выживали. Буры вели очень суровую жизнь, в буше не зашикушешь. К тому же они были очень религиозны, поэтому не предохранялись никак.

Спасибо. Я еще школьником читал про эту песню, и мне хотелось ее услышать. Дал кросс-пост.

Благодарю Вас и очень рада, что материал заинтересовал. Единственно, что очень жаль, что мне ничего не удалось найти, из того, что не было бы общеизвестным, увы.
Более того, нашелся человек, прадед которого был одним из добровольцев на англо-бурской войне, но ничего не рассказывал. Тогда ведь вообще о дореволюционной жизни говорить было не принято, в том числе и об этом.
А автор молодец, который этой подборкой проиллюстрировал песню!

У меня дедушка пел... Он до 1917 года на Путиловском работал, там песню выучил...Умер, когда мне было 5 лет. Но с тех пор эту песню и запомнила.

Да. И у меня прабабушка в детстве пела, и бабуля, ее дочка, но я не помню - совсем нет слуха, и стихи плохо запоминаю. Вот поэтому и начала рыть в интернете, чтобы хоть как-то вспомнить.

Сколько ностальгических воспоминаний! Спасибо!

Удивительно интересные сведения сообщил Михаил Дорфман, цитирую из Фейсбука: "Michael Dorfman Я как-то, еще при апартеиде попал в запасники исдторического музея в Пететории и выяснил, что на самом деле русских добровольцев было довольно мало - около сотни офицеров. А основные "русские добровольцы" - это были еврейские эмигранты, в основном из Литнвы и Польши, которые там жили и т.о. получали вид на жительство. Вот их и называли там русскими и их было несколько тысяч."

А вот мой друг с Гугля плюс тоже очень: "Alex Ponomariov - у меня родственики принимали участие на стороне Буров
как бы сейчас написали - был инструктором.... об этй войне не так много и есть информации , потому как англичане в ней не выглядели героями... именно в этой войне появились концентрационные лагеря..... как для бургских ополченцев , так и для местного населения. Скажем так - некрасивая история. Если ловили иностранцев их пускали в расход без суда и следствия."

вот фото русских волонтеров
http://samilitaryhistory.org/lectures/boerwarfour.html

София Изединова - волонтер медсестра на стороне буров написала книгу по русски (не могу найти название), которая была переведа в 70х годах как "A few months with the Boers: The war reminiscences of a Russian nursing sister"

про нее тут есть немного http://lib.rus.ec/b/242931/read

У меня в ЖЖ есть отрывки из этой книги.
Вот первый пост.
http://rositsa.livejournal.com/993156.html
И подряд несколько.

еще фото медсестер тут
http://www.sahistory.org.za/content/russian-volunteers-patients-kroonstad-boer-hospital-copyright-%C2%A9-martin-plaut-0

Максимов The Russian Boer general Lt Col Yevgeny Maximov - страница 48 в униформе своего собственного! дизайна
http://ab-war.narod.ru/DAV-1.PDF

Потрясающе, спасибо большое! Уникальные фотографии русских волонтеров и сестер милосердия на англо-бурской войне.

Я думаю тут обида на иглизов за крымскую войну!Испания,это против всех капиталистов..Там народ пытался взять власть,может у них это даже лучше получилось,чем у нас..но капитал их убил...Вот он чичас упёрся в стенку..и скока людей сдохнет..его не волнует...Он скажет:-А не надо приходить последними к финишу:))ВЫ ОТСТОЙ,и В ТОПКУ..И ЛОМОНОСОВА и ЭНШТЕЙНА..они не из великих кровей,и заступится за них некому.СЕЙЧАС!!:))

Ну, люди гибнут при любом раскладе или не рождаются, так что уж тут. Видите ли, война та была очень жестокой, полигоном методов Первой мировой, но вот так бы, что тут белые, а там красные, я не стала. Это воздействие пропаганды, все же.
Однако, вопрос сводится к тому, на чьей мы стороне.
И только к этому, полагаю. А совсем не к тому, кто прав.
А мы на стороне наших добровольцев-авантюристов.

Немного не в тему.
Тоже песня про буров и весьма героическая. Попалась мне несколько месяцев назад.

Насколько оена старая, не знаю, но читал, что среди белых в ЮАР очень популярная.

В сети есть и русские переводы. Вот, например:
http://webkind.ru/text/92188870_601377p992314593_text_pesni_boer-en-sy-roer-bur-vdvoyom-s-ruzhyom-pesnya-na-afrika.html

Это кайф, дорогой друг! И не сказать, как Вы меня порадовали. теперь я поняла, как все это нынче позиционируется, о! А Вы ДЖ. Кутзее читали "Бесчестье". Потрясающая книга, просто!!! Прошу, почитайте и скажите свое мнение. Только тяжелая.
А оно вона как теперь, ага.
БУР ВДВОЕМ С РУЖЬЕМ
Жаркий час – час труда:
Глубока борозда:
Но вдвоем бур с ружьем – как всегда.

Хор:
И вдвоем бур с ружьем – как всегда, в час труда.
Где стоит – там стоит он как скала.
Он своим наречьем горд,
И ему не страшен черт:
Отойди, а не то сгоришь до тла.

Бурский сын, бурский внук
Крепко держит свой плуг:
Век вдвоем бур с ружьем – как всегда.

Хор:
И вдвоем бур с ружьем – как всегда, в час труда.
Где стоит – там стоит он как скала.
Он своим наречьем горд,
И ему не страшен черт:
Отойди, а не то сгоришь до тла.

Сыт откормленный скот,
Кукуруза растет –
Но вдвоем бур с ружьем – как всегда.

Хор:
И вдвоем бур с ружьем – как всегда, в час труда.
Где стоит – там стоит он как скала.
Он своим наречьем горд,
И ему не страшен черт:
Отойди, а не то сгоришь до тла.

При погоде плохой -
Порох все же сухой.
Век вдвоем бур с ружьем – как всегда.

Хор:
И вдвоем бур с ружьем – как всегда, в час труда.
Где стоит – там стоит он как скала.
Он своим наречьем горд,
И ему не страшен черт:
Отойди, а не то сгоришь до тла.

Перевод Евгения Витковского

Anton Myburgh

Boer en sy roer.

Sit jou hand op die ploeg
in die son sal jy swoeg
want die Boer en sy roer word nooit moeg

Cho
want die Boer en sy roer word nooit moeg om te ploeg
as hy staan, staan hy sterker as 'n rots
sit jy kettings om sy taal
sal die duiwel jou kom haal
los sy grond, jy speel met 'n bom se lont

Boer maar voort Boereseun,
niemand sal jou grond kom neem
want die Boer en sy roer word nooit moeg

Cho
want die Boer en sy roer word nooit moeg om te ploeg
as hy staan, staan hy sterker as 'n rots
sit jy kettings om sy taal
sal die duiwel jou kom haal
los sy grond, jy speel met 'n bom se lont

Plant jou mielies, teel jou bees
jy hoef geen onheil te vrees
want die Boer en sy roer word nooit moeg

Cho
want die Boer en sy roer word nooit moeg om te ploeg
as hy staan, staan hy sterker as 'n rots
sit jy kettings om sy taal
sal die duiwel jou kom haal
los sy grond, jy speel met 'n bom se lont

Met sy een oog op die weer
en sy hand op sy geweer
word die Boer en sy roer nooit moeg

cho
want die Boer en sy roer word nooit moeg om te ploeg
as hy staan, staan hy sterker as 'n rots
sit jy kettings om sy taal
sal die duiwel jou kom haal
los sy grond, jy speel met 'n bom se lont

Про англо-бурскую войну я знаю очень мало. Только то, что англичане оказались в конце концов мудры и ввели бурских вождей во властные структуры. И что потом там сложился уникальный этнос.
А выходцы из Южной Африки говорят:
- Африкаанс - такой примитивный язык! Вот зУлут (зулусский) - это да!
(Кстати, в африкаанс много общих корней с эстонским - наверное, голландских.)
А по поводу гражданской войны в Испании мы во многом по-прежнему в плену сов. пропаганды и романтики интербригад. Я как-то про Франко написал - http://dodrg59.livejournal.com/132664.html.

Не понимаю, какое отношение имеет финно-угорский эстонский язык к индоевропейскому бурскому. Ну ладно – русский, шведский, немецкий, латышский... Они хотя бы территориально близки. Но голландский, из которого развился африкаанс – он-то каким здесь боком?

А вот и я со своим мнением :)

Роман психологичен, как я люблю. Для искушенного читателя, as you are:), всё достаточно прозрачно и на поверхности. Собственно психология героев и их душевные коллизии меня мало заинтересовали. Вообще в процессе чтения в воздухе слегка попахивало Ремарком. За что ставлю лайк автору:) Немного всё-таки пройдусь по архетипам протагониста:

Лури, через европейскую поэзию и образ Люцифера с его "безумием сердца", олицетворяет не просто белых в ЮАР, а и всю европейскую цивилизацию. На вопрос студентам о том, что такое "безумие сердца, Дэвид не дождался ответа. Сам роман, вернее жизнь самого Дэвида говоит о том, что - это нравственная слепота", беспринципность в реализации своих страстей. В разговоре с дочерью во время своего первого визита он пытается примером с битой собакой оправдать это. Своеобразное оправдание себе Лури ищет в так занявшем его сюжете из жизни Байрона и Терезы Гвиччиоли. Однако, неужели он не видит насколько бесплодна и губительна оказалась их страсть для их обоих, а особенно для Терезы? А может адюльтер - часть культурного кода западно-европейской культуры? И не важны последствия, важны только моменты преступного запретного наслаждения, их красота и романтичность! А там хоть трава не расти? Стоит ли удивляться краху жизни Дэвида Лури, о котором ему прямо сказала бывшая жена. Руины остались от жизни Терезы Гвиччиоли, руны остаются и от жизни Дэвида Лури, живущего согласно кода своей культуры со всеми его "безумиями сердца", видимо не зря упомянутой автором, Бовари, тем же Байроном и т.д. см. почти всю западно-европейскую литературу. Дэвид безнадёжен. Об этом мне говорит его интрижка с Бэв и съём на трассе проститутки, в конце книги.

Всё же роман не об этом. Роман о белых, цветных и чёрных. О судьбе белых в мире, где на смену белым приходят цветные и чёрные, последствиях этого. Он может служить предупреждением белым в других странах.

"- Ты уверен, что сохранишь за собой место?
- Не уверен, что хочу этого". --- я слышу в этом разговор не о месте Лури в университете, а о месте белых в жизни новой ЮАР. Автор продвигает идею, что белые чувствуют свою вину за свои грехи против бывших угнетённых. Что-то вроде понимания белыми в США обиды негров на белых за рабство. Если с этой точки зрения посмотреть на заседание комиссии, то это весьма похоже на то, как повели себя белые ЮАР 20 лет назад перед лицом "мировой комиссии". "Да, мы виновны и готовы понести наказание и неуверенны, что хотим сохранить за собой своё место"(см.выше). Более того этот опыт их "обогатил", как бросил профессор журналистам уходя.

Его дочь в романе дополняет собой собирательный образ белых в ЮАР. Не только тем, что живёт среди негритянского окружения, но и тем, что старый негр работает на неё, но уже постепенно прибирает к рукам её земли и её саму. Чем не модель взаимоотношений белых и негров в ЮАР в 90-е? У Люси есть ружьё, но она не умеет им пользоваться, да и не хочет уметь. То же самое и с белыми: сила была на их стороне, но воля их была сломлена "мировым сообществом", интеллигенцией и прочими распевающими "We are the world" и "Sun City"

Произошедшее с Люси несёт ещё одну дополнительную нагрузку. Её изнасилование - частный случай закона жизни, выраженного в поговорке "Отцы ели виноград ("Женщина должна делиться своей красотой" говаривал Дэвид), а у детей оскомина"(вот негры и поступили с его дочерью по его же принципу, заставив её делиться своей красотой с мужчинами, а не лесбиянствовать).

Лесбиянка - символ бесплодия белой расы и её изнасилование неграми олицетворяет то, что только пусть и насильственный прилив другой крови способен оплодотворить вырождающееся племя белых. Покорность Люси при этом неудивительна - раз не хватает воли и инстинкта самим продолжать род, приходится покорятся насильственному продолжению.

Безволие белых выражено в отношении Лури к ограблению его дома: покорное и как к "перераспределению" трофеев от завоёванных к завоевателям. Т.е. он сам на это смотрит не как на просто уголовное деяние, а как на стадию цивилизационного витка.

окончание следует

Наступление негритянской массы на поверженных и деморализованных белых представляется не просто как процесс смены господствующей в ЮАР цивилизации, но и как восстановление законов природы ("у каждой женщины должен быть муж" (Петрус)). В романе даже есть слово для этого - "усмирение". Кто будет сопротивляться, как Этингер, для тех заготовлен другой сценарий - пуля в спину.

Люси воплощает участь тех белых, кто решил остаться на этой земле. Им придётся влиться, так или иначе интегрироваться в мир африканцев, но уже полностью на их условиях. Люси это чувствует, понимает и принимает, а Дэвид Лури нет. Он ещё полностью "человек Запада". В нём ещё есть воля к сопротивлению, в ней уже нет - она пытается их понять и оправдать в своих глазах. В этом их поколенческий конфликт. Но возможно страсть к Мелани, девушке другой расы, это инстинктивная попытка Дэвида найти пристанище, возможно и будущее, слившись с другой расой. Но её парень прямо сказал ему, чтобы он убирался к своим. А "своих" у него и нет. Есть две бывших жены, куча случайных связей и никаких перспектив. Руины... Сорайя, в начале романа, была первой такой попыткой. Похоже, что в итоге он будет довольствоваться женщиной своей расы, подходящей ему по возрасту, в привычной для него манере адюльтера (Бэв). Такая вот пародия на Байрона и Терезу. Его дочь решает в общем ту же проблему. Однако она вся устремлена в будущее. Над ней не довлеет прошлое (вроде бывшей подруги Хелен) и она сделала выводы из прошлых ошибок (аборт). Петрус о ней так и говорит: "дальновидная она, не смотрит в прошлое". Люси постепенно становится крестьянкой, такими же как и негры вокруг. Для неё нет ничего необычного в том, чтобы отец поработал на Петруса. Для Лури же это "историческая пикантность". В конце романа Дэвид не находит себя в новой жизни, он смиряется с ней.

Дэвид правильно понимает, что происходит не просто потеря земельного участка и привычных норм жизни, происходит потеря чести и не хочет с этим мириться, а Люси - готова, хотя и смотрит на это как на сделку, что вполне "по-западному". "Плата за то, чтобы остаться здесь". Сделка как сделка, в предлагаемых обстоятельствах. Собственно и само название романа я понимаю как роман не о бесчестьи семьи Лури, а роман о бесчестьи белых в ЮАР.

Тема межрассовых отношений в наше время очень скользкая. За что же тогда роман получил Букера, а автор Нобеля? Думаю за показ того, как безропотно белые расплачиваются за другое бесчестье, бесчестье апартеида. И это не Лури просит прощения на коленях, это белые ЮАР просят прощения, а их потомки (Люси) расплачиваются за грехи отцов и со слезами вписываются в новую жизнь. В книге нет нравственного осуждения грабежей и изнасилования. Вроде как поделом белым. Им даже защищаться нельзя - несправедливо. Автор не на стороне Этингера или Дэвида, когда он призывает сопротивляться хотя бы в рамках закона. За это и обласкан роман и автор. Вот только почему он сам через несколько лет эмигрировал в Австралию?

Если совсем плохо, надо уезжать,

но не у всех есть силы. Такие тривиальные мысли лезли в голову причем со словом "валить" и даже хуже, когда я читала Ваш глубокий, умный, всесторонний и очень интересный анализ - и это не комплименты Вам, а правда.
Если бы вы опубликовали эти комментарии отдельным постом, поделилась бы на Фейсбуке - есть люди, которым это было бы интересно.

И еще я подумала, что если из нации, расы, исчезли даже те, кто хочет и может свалить, а остались те, кто согласен жить по чужой и чуждой воле, то это ее полный конец.

Только вот момент расплаты видится все же проблематичным, хотя о нем часто открыто или завуалировано говорят в книге.

Мне кажется, что никакой расплаты нет, потому что нет тех, от кого ее можно было бы потребовать, они уже умерли давно. Это разные вещи: отнять землю у того, кто ее захватил силой, и ограбить и изнасиловать владелицу честно купленной фермы.И насколько Девид, а тем более Люси их наследники - вопрос. Думаю, тоже нет.

Так что есть только грабеж и насилие, а расплаты как раз нет.

И есть люди, которые усмирены и согласны жить по законам иной расы. Ну, и конец им тогда.

Куда делись те, кто мог сопротивляться? Может, такова судьба любой нации и расы? Возникают новые, а старые уходят?

  • 1