olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Category:

Насколько имеет значение форма протеста?

150-100 лет назад прогрессивное общественное мнение России оказалось на стороне террористов, посредством убийств представителей власти протестующих против угнетения. Сегодня, когда значительная часть общества в знак протеста против угнетения поддерживает совокупляющихся в музеях, рисующих на мосту половой орган, обливающих мочой полицейских, поджигающих полицейскую машину и танцующих в храмах, все повторяется в форме фарса и карнавала, где смерть заменена сексом, экскрементами и кощунством. Типа любовь символически побеждает смерть.
Однако радует ли это?
Нет, потому что протестанты все загадят, раз это ненаказуемо и общественно приемлемо. Как гадят сейчас на улицах Кабула не в знак протеста, а потому что такая форма поведения рассматривается как нормальная.
Когда же некоторые говорят, что одобряют и поддерживают протестующих, но против формы их протеста, они занимаются самообманом: протест всегда происходит в определенной форме, это происшедшее историческое событие, в котором форма соединена с содержанием деятельности определенного круга людей.
Из истории становится понятным, что форме протеста не может не соответствовать его содержание. Ибо когда они вступают в противоречие, то протест становится протестом против другого, совсем не того, что высказывают на словах протестанты.

Для того, чтобы проиллюстрировать то, что подобные формы не новы под луной, процитирую Диогена Лаэртского "О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов", написанную, как считается, в конце II — начале III в. н. э., фрагмент о представителе кинической философии Гиппархии:
"Этими же учениями была пленена Гиппархия, сестра Метрокла. Оба они были родом из Маронеи.

Она полюбила и речи Кратета, и его образ жизни, так что не обращала внимания ни на красоту, ни на богатство, ни на знатность своих женихов: Кратет был для нее все. Она даже грозила родителям наложить на себя руки, если ее за него не выдадут. Родители позвали самого Кратета, чтобы он отговорил их дочь, – он сделал все, что мог, но не убедил ее. Тогда он встал перед нею, сбросил с себя, что было на нем, и сказал: "Вот твой жених, вот его добро, решайся на это: не быть тебе со мною, если не станешь тем же, что и я". Она сделала свой выбор: оделась так же, как он, и стала сопровождать мужа повсюду, ложиться с ним у всех на глазах и побираться по чужим застольям.

Однажды, явившись на пиру у Лисимаха, она сокрушила самого Феодора по прозвищу Безбожник с помощью вот какого софизма: если в чем-то нет дурного, когда это делает Феодор, то в этом нет дурного и когда это делает Гиппархия; когда Феодор колотит Феодора, в этом нет дурного, стало быть, когда Гиппархия колотит Феодора, в этом тоже нет дурного. Феодор не нашелся ничего возразить на это и только разодрал на ней плащ; но Гиппархия не показала ни смущения, ни женского стыда. А когда он ей сказал: - Вот она, что покидает свой станок и свой челнок!
Она ответила: - Да, это я, Феодор; но разве, по-твоему, плохо я рассудила, что стала тратить время не на станок и челнок, а вместо этого – на воспитание?"
И еще легенда об отношении к этому Диогена:
"Поступок Гиппархии привел в изумление самого Диогена, который удостоил ее своим письменным посланием: “Я восхищен, женщина, твоей страстью к философии и тем, что ты примкнула к нашей школе, суровость которой даже многих мужчин отпугнула. Постарайся же и конец сделать достойным начала. Я уверен, что так оно и будет, если не отстанешь от своего супруга Кратета и нам, учителям философии, будешь почаще писать”.

Как нам все это знакомо, не правда ли?

Однако, чем отличается наша протестная ситуация от древнегреческой?
А тем, что у нас есть интернет и массы сытых и досужих людей.
Что это значит? Это значит, что распиаренное событие не может не вызвать подражания в массах подрастающего поколения. Просто потому что ему захочется славы в борьбе за правое дело, а кроме маргинальных никакие иные формы к славе не приведут: их просто не заметят и не распиарят. Замкнутый круг.
А массам детей очень хочется, чтобы их считали художниками, творческими натурами, яркими и достойными уважения и подражания.

И мы столкнемся с тем, что подобные безнаказанные формы общественного протеста станут распространенными. К чему это приведет?
К тому, что массы подростков в борьбе с коррупцией и общественной несправделивостью начнут выскакивать на площади городов, задирать маечки и спускать трусики, а все остальные граждане превратятся в педофилов, поскольку когда подобные формы станут популярными, их будут показывать по телевизору и интернету, а мы будем на это смотреть. Если сейчас еще можно бороться запретами на те ролики подросткового секса и обнаженной натуры, которые сами дети выкладывают в интернет, то когда они это будут делать не ради забавы, а в качестве формы общественного протеста, не смотреть уже будет невозможно. Благодаря им мы станем педофилами, но против воли ли? Сложно сказать: ведь мы сами одобрили все компоненты процесса по отдельности.

Кроме того, формы протеста в силу собственных закономерностей не могут не развиваться, поэтому следующим ходом станет их объединение: стриптиз и испражнение в храмах, а также вываливание кишек. Потому что граница - обнаженное тело - уже пройдена, следовательно форма протеста логически должна за нее выйти: после публичного запихивания курицы в женский половой орган, ничего не остается, как показать внутренности, а также экскременты, то есть нагадить в храме или ином публичном месте и сделать себе харакири, вскрыть вены или еще что-нибудь.

С эстетической точки зрения подобные вовлечения половых органов в социальные протесты тоже опасны в эпоху равноправия и борьбы с различными формами дискриминации, поскольку предполагают участие в них не только молодежи. И мало того, что это чревато для старших членов общества различными несчастьями, болезнями и даже гибелью. Так, например, известный поэт Д. Пригов погиб, когда студенты тащили по лестнице шкаф, а он орал оттуда матерные частушки - в жаркую погоду сердце не справилось с духотой.
Но есть и еще момент: так как в современном обществе существуют равные права для молодежи и стариков, то что мешает пожилым дамам и джентльменам выражать свой общественный протест в молодежных формах? Ничто.
А это значит, что общество станет смотреть не только педофилические шоу, но и герантофилические: когда в защиту демократических ценностей разденутся и пойдут голышом отплясывать у алтаря прогрессивные старички со старушками.
Многим не захочется видеть их уже не совсем совершенные тела, но придется во имя мира на земле и против угнетения и коррупции: у нас равноправие, так что, нудист вы или нет, но разглядывать протестующие старые отвисшие груди, половые члены и животы придется, ибо они заполонят не только интернет, но и улицы, - которые в отличие от интернета не выключишь.

И вот тогда современная российская культура в очередной раз подавится своим хвостом: потому что одна часть общества принудит к принятию форм протеста другую. Но - не впервой.

Что же скажет значительная часть неравнодушной мировой общественности? А вот что:
- Мало того, что у них коррупция, так еще и в храмах гадят.
А в России в отличие от многих стран европейской культуры, где все вышеперечисленное давно существует, традиционно очень трепетно относятся к своему имижду в глазах посторонних, обижаются и дают отпор, если россиян не любят и не уважают.
И будет беда.

Это мое личное мнение, как и все, о чем я пишу в своем журнале, в том числе и о формах общественного протеста и их последствиях в разных странах. И поэтому хочу высказать свое окончательное решение по этому вопросу: если ради борьбы с коррупцией, мира во всем мире и слезинки ребенка мне предложат публично нагадить, я лично категорически откажусь. Потому что бес не только в деталях сути дела, но и в массовом одобрении нарушений форм общепринятого ранее поведения.
Tags: Россия, закон, политика, религия, тело
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →