olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

"Фауст" Сокурова - фильм для небрезгливых интеллектуалов

Даже близким друзьям рекомендовать посмотреть фильм Александра Сокурова "Фауст", думаю, можно только в том случае, если предварительно предупредить, что в самом начале его расчленяют труп, и не как в наших стерильных медицинских сериалах, а в антисанитарных условиях как далекого, так и не очень далекого прошлого. Иначе побьют, хотя, да, так тогда оно и было, но не все могут такое смотреть, даже если интересуются историей быта, науки и знают в подробностях о том, как люди жили совсем недавно.
Например, я не смогла, а опустила глаза и слушала диалог Фауста и Вагнера, в котором Вагнер пытался в теле отыскать душу, а Фауст говорил, что все это ерунда. И загадкой осталось для меня эта сцена, потому что для человека того времени было ясно, что от мертвого тела душа-то отлетела уже. В лучшем случае, что тогда искали медики и философы - место, где она могла находиться. К этому и приходят герои, но начинается все же с вагнеровских поисков души у мертвеца. Интересно, что этим хотел сказать Сокуров?

Большинство критиков фильма не нашли в нем добра, считая, что сам автор не задавался целью показать, где оно там у нас имеется. Посмотрев интервью Сокурова о "Фаусте", мне показалось, что это не так: да, ему интересно, почему пропасть падения человека кажется нам бесконечной, но в нее падают живые люди, которые определены как временем, так и представлением о том, что их толкает к греху, который они всячески логически и психологически оправдывают вполне самостоятельно, а Дьявола убивают, когда, как им кажется, перестают в нем нуждаться, по мере научного и общественного прогресса превращая его из грозного величественного Князя Тьмы в уродливого, туповатого, безграмотного, неудачливого, жалкого, слабого и бедного ростовщика, то есть во все то, что отвратительно нам в других:
- Я не понимаю, что они находят в тебе. Без доспехов ты не генерал!
И в процессе познания природы и человека тот стал не нужен, вот и забил его Фауст лавовыми булыжниками в буквальном смысле, с удовольствием уничтожив в себе и для себя! Как износившуюся вещь.

Мефистофель и Фауст карабкаются по черной лавовой пустынной местности в гору.
- Помни, нам не разойтись. Ты - мой компаньон и у нас контракт.
- Значит, так обстоят дела? Что это там за дым?
- Подожди, я сделал все, что обещал. А ты?
- Этого для меня слишком мало. Мне нужно больше.
- Чего же ты хочешь? Другое солнце, другого гомункулуса? Этого слишком много для меня.
Внезапно перед собеседниками происходит извержение гейзера. Фауст в восторге:
- Какой спектакль! Иллюзия?
- Нет, это не иллюзия.
- Как оно функционирует?
- Берегись, такой источник может быть опасен!
Фауст пробует воду из гейзера и обжигает руку, с болью и восторгом:
- Кипяток!
- Довольны ли Вы сейчас?
- Как оно функционирует?
- Мне не нужно знать об этом. Я не Бог. Но находиться здесь опасно.
- Нет, Бог не знает, я знаю: тепло поднимается наверх, холод спускается вниз. Внутрь Земли!
- Да, да, очень интересно.
- Я могу воссоздать это сейчас!
- Ты хочешь завоевать славу? Давай, мы идем!
- Оставь! Покажи мне это в действии!
Фауст кусает удерживающего его Мефистофеля за руку. Тому больно, он зажимает укушенную руку другой:
- Так с друзьями не поступают! Это очень плохо!
- Это очень хорошо, чтобы заставить тебя плакать. Даже такому, как ты, иногда приходится страдать.
- Да что ты знаешь о страдании?
- Что не удивило, это твое сострадание?
- Ты узнаешь о нем очень скоро: вечное одиночество и никакой надежды на спасение.
- Заткнись, хватит! Я знаю уже все о тебе. Ты только беспокоишь меня, и более ничего. Замолчи: теперь я буду все решать.
- У тебя нет никакой способности принимать решения.
- Можешь оставаться здесь и ждать, если хочешь. Только без души. Оставь меня в мире. У меня нет больше нужды в тебе. Чего ты хочешь, а? Потому что ты показал мне тех сумасшедших, которые даже в смертельном сне не могут забыть о своей войне? Что ты мне дал? Не дал даже денег за мое кольцо. Власть, престиж, имущество, которым можно пользоваться на свое усмотрение? Давай, природа и душа, ты не нужен мне здесь, это - свободная земля, свободные люди!
Фауст с тумаками набрасывается на Мефистофеля сзади, тот высвобождаясь:
- Браво! Но сейчас мы говорим очень серьезно: у меня есть контракт.
- Контракт?
- Ты его подписал!
- Я должен сосредоточиться, отстань от меня.
- Твоя душа принадлежит мне по праву.
- Душа, да?
- Ты подписал своей кровью!
- Представь это в судный день.
Фауст сталкивает Мефистофеля в небольшую расщелину и бросает вслед за ним обрывки контракта. Мефистофель, закрываясь руками:
- Нет, что ты делаешь?
- Вот что!
Фауст со смехом забрасывает Мефистофеля глыбами. Постанывая, Мефистофель тоже смеется и провоцирует:
- Это для Маргариты?
Фауст хохочет, продолжая бросать глыбы:
- А это для ее матери!
- Позвольте, господин доктор, ведь это некрасиво. Еще, еще, еще! Слабый выстрел. Плохой выстрел.
Забросав Мефистофеля камнями, Фауст уходит, не оборачиваясь, а в спину из-под груды ему несется слабеющий голос:
- Кто же даст тебе покушать? Кто выведет тебя отсюда?
Фауст один:
- Все кончено! Закончилось, как и не было никогда. "Закончилось" - какое глупое слово!
С небес раздается женский голос:
- Ты где ходишь? Ты где ходишь?
Фауст кричит:
- А! Это она! Она там, дальше, дальше и дальше!
Ему отвечает эхо, и Фауст бежит по черной лавовой пустыне к освещенным ярким солнцем белоснежным ледяным торосам и горам.

По мере уничтожения дьявола, диалог не может постепенно не превращаться в монолог, и от этого он беднеет смыслом на фоне прекрасных гор, о красоте которых уже некому сказать, а вот сам фильм поистине красив: он плотен, и одновременно насыщен светом и движением, который даже безобразное представляет, как прекрасное. Или настолько безобразное, что как-то само собой оно становится прекрасным.

Про природные пейзажи, где разворачивается действие, я и не говорю, потому что их надо видеть и наслаждаться, и жалеть героев, которые видят в них столько же, сколько и мы: ведь в реальной жизни посмотреть на них стоит очень больших денег, если в одиночестве, или пинков гида, торопящего туристов дальше, если вместе с другими.

Истина? Да истин в фильме выше крыши! Столько, что спорить охрипнешь.

А как же добро, в котором отказывает фильму большинство критиков? Вообще и в фильме в частности? И оно есть. Есть даже больше: мысль, что добро, сделанное килограммами и на халяву превращается в свою противоположность - зло. Не сразу, зато медленно, но верно. И аналогичное превращение происходит с истиной и красотой.

Насколько это интернациональное произведение - русский фильм, я не знаю. Есть там и Селифан, и пьяный русский в кибитке, возможно, что и Чичиков собственной персоной, с которым некоторое время едут Фауст с Мефистофелем. Но это не критерий: по пути им было, потом не по пути.

А в целом, "Фауст" Сокурова - это киношедевр, и я буду пересматривать его время от времени, что, несмотря на первые трупные кадры, и всем любителям Босха, Дюрера, Брейгелй и вообще всякой разной настоящей высокой культуры настоятельно рекомендую в восторге и от всей души.
Если, конечно, общественный прогресс позволит пересматривать и открывать новые смыслы, а то через вконтакт мне в Финляндии его уже и не посмотреть: из-за защиты авторских прав даже ознакомиться не дают. Надо это дело с доступностью информации для масс по всей планете разрулить ко всеобщему благоденствию. Кстати, где-то тут поблизости был мой лавовый булыжник пролетариата из исландской долины гейзеров, и куда это я его заныкала: не могла же, как все в данный момент ненужное, соседке отдать? Нет, он в подвале, точно помню: последний раз как груз для засолки грибов использовала! Пошла искать.
Tags: Россия, Сокуров, гейзеры, фильм
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments