olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

Мой Париж-2: свита короля: самый французистый француз,


Самый французистый француз, из тех, что я видела, был негром.

ЛЮДИ ЛУННОГО СВЕТА.

Позвольте сделать несколько тривиальных вводных замечаний.
Прелесть туризма в том, что он манифестирует атрибутивное человеческое одиночество. Особенно это относится к туризму "культурному", маршруты которого пролегают по местам исторической славы разных народов. Турист-культурник не общается с местным населением. Он и с одногруппниками (если даже путешествует в группе) общается мало, так как постоянно слушает экскурсовода, а в свободное время стыдливо носится по магазинам и прочим сферам обслуживания.

Во-первых, ему некогда: ему нужно срочно осмотреть все, что создали предки ныне живущих (от архитектуры до театральных представлений).
Во-вторых, отправляя естественные потребности типа еды, питья и секса, он имеет дело с обслуживающим персоналом и текущей мимо толпой. Местный для него выступает как официант, проститутка или человек толпы: его обслужили или мимо него прошли. И именно об этом он может рассказать потом дома - хорошо и красиво это было проделано или некачественно. Вот типически возникающие представления: "В этой стране официанты вежливы (невежливы), люди одеты со вкусом (безвкусно)".
- Дальше же идет накрутка на эти констатации личных фантазий повествующего туриста - в зависимости от его собственного характера, умственного и культурного развития, а также почерпнутых из разных источников знаний о данной стране...

Личных же отношений с аборигенами у туриста не возникает.
И это очень даже плохо для бедолаги, если они вдруг завяжутся, ведь только дурное дело нехитрое - это означает, что данного туриста оскорбили, обокрали и прочее в том же печальном духе. Поскольку для добрых отношений нужно гораздо больше времени, чем то, которым располагает турист.

Можно, конечно, купить себе иллюзию общения - подпоить аборигена или дать ему денег. Кто ж запретит? Но... мы же большие... цену подобному понимаем...

...Но иногда, - ох уж мне эти волшебные мгновения, - ...иногда случается чудо и турист, как всякий иной человек, экзистирует, простите сматерившись, в просвете бытия. А еще более иногда он сей феномен бывает в состоянии осознать...

Ну, вы меня поняли, да? Я имею в виду чудесную силу искусства, и только ее одну, - когда мы можем нет, не проникнуться духом нации, а хотя бы чуть-чуть к нему приобщиться, будучи остраненными и включенными в действо одновременно... Но так много нужно, чтобы совпало - и вы, и артист, и местные зрители, и чтобы искусство было площадным, и т.п. - что практически никогда и не случается.
За всю жизнь мне повезло дважды - в Париже и в Гранаде.

ПРИЛОЖЕНИЯ.

В предыдущем посте я рассказала, как мы с десятилетним сыном впервые приехали в Париж, обрисовала, ты сызыть, olhanninen34960 атмосферу в общих чертах.

...И вот одним чудесным вечером мы - как всегда - бежим. Утром посетили музей Родена, днем поплавали на пароходике по Сене, чем-то где-то перекусили, а теперь несемся на Эйфелеву башню, сами знаете зачем:

50 ЛЕТ ВЛИЯНИЯ.

Парижане! Многажды оплеванные! Простите нас, грешных. Но мы не можем не плевать с пресловутой Эйфелевой башни на ваши беспечные головы - это идет вразрез с нашей национальной традицией, которую нам завещали наши предки и воспели ихние барды. ВЫ же не хотите лишать нас нашего культурного богатства, как всякие там фошисты?
Потому смиритесь и - от греха подальше - обходите вы ее, чуму металлическую. А то знаете сколько русских приезжает ежегодно в ваш прекрасный город...
Ну, да что это я, действительно, учу вас политкорректности - вы же большие, давно уже сами ей весь мир учите и поучительные примеры показываете.

Кстати, в последующие два визита в 1997 и 2000 годах я этой башни вовсе не видела: да-да, весело носилась по самому центру города, а ее не было... для меня (все понимаю, не совсем с ума сошла еще). Ну, чесслово, - так ни разу нигде ее не углядела: не попадалась.
...Но в отличие от Венечки Ерофеева, расстраивающегося по поводу подобного же отсутствия Кремля, я тому безмерно радовалась, более того - полагала, что так и должно быть...

ОПАВШИЕ ЛИСТЬЯ. КОРОБ ПЕРВЫЙ.

...До вышеупомянутой башни нам с сыном нужно было добираться на метро. Подбегаем к поезду и влетаем в вагон... который рыдает... потому что смеяться уже не может: сил ни у кого уже нету.

...Посреди вагона, пританцовывая, стоял двухметровый НЕГР. Средней сбитости и коричневости. В широком, длинном несколько помятом, грязновато-белом плаще и огромных бывших когда-то черными, потрескавшихся ковбойских сапогах с одной шпорой. На груди у него висел саксофон, на бедре барабан, а рядом - обычная грязновато-розоватая детская коляска... к боку который были притарачены музыкальные тарелки с педалью и побитая эмалевая кастрюлька с цветочком сбоку - для денег.
А из коляски...
...негр ужасно быстро и с немыслимой виртуозностью доставал разных кукол, с которыми на разные голоса вел непрекращающийся ни на минуту диалог. Некоторых кукол он надевал на руку, а других нет - вертел в разные стороны просто так. Штук их было, наверное, около пятнадцати...

Вру: периодически, в вероятно особо патетических местах диалога, негр на минутку замолкал, но тут же запевал что-то в тему саксофон или выбивал барабан, а иногда негр жал на педаль и вдаль неслись уже тарелки - бумц-траля, бумц-траля...

И еще несколько раз он вытаскивал из одного из бесчисленных карманов медную солидного размера фляжечку и делал хороший глоточек. После чего надевал шутовской колпак и красный клоунский нос, доставал из коляски свою кукольную копию (в точно таком же плаще и ковбойских сапожках) и два негра, оба по имени "Морис", вели беседу, подозреваю, что маленький был сторонником трезвого образа жизни, а большой смущенно оправдывал свой алкоголический недостаток...

Попререкавшись вволю, он в раздражении швырял свою уменьшенную трезвую копию в коляску, срывал шутовской колпак, сдирал красный нос и продолжал ... СЛЭМ... с другими куклами.
Да-да, это были стихи, где в речитативе четко прослеживалась рифма - прихорашиваясь на лету, из коляски выпрыгивала, кокетливая белокурая Бабетт в клешных брючках с зеркальцем в руках, за ней, кажется, Поль, в цилиндре и с тросточкой, какие-то бесконечные, но все разные Арлекины со свисающими рукавами, Пьеро в колпачках с пампончиками, Коломбины в разноцветных пачках, собачки, кошечки и прочие персонажи, совсем незнакомые мне, но... прекрасно известные окружающим.
Как только из коляски показывался очередное действующее лицо, вагон разражался приступом дикого хохота. Персонаж прижимал ручки к груди, кланялся, взывал к порядку, обращался за помощью к самому Морису, а то и гневно или язвительно призывал замолчать особо активно разразившегося смехом пассажира...
...В СТИХАХ. А иногда и в песнях... мужскими и женскими голосами...

А лицо этого негра... Боже, что это было за постоянно меняющееся лицо! Мне, конечно же, не описать, но... более очаровательного губошлепа я не видела никогда, и даже ни в каком кино...

...Метрошный народ, повторяю, рыдал без остановки. Мы с сыном тоже. И то, что мы не понимали ни слова, этому совместному рыданию абсолютно не мешало.
(Грустно, оттого, что мы не понимали этих стихов и песен, нам стало потом, когда мы вспоминали этот случай, а в процессе непосредственного восприятия - да вы что, какая грусть! - катарсис сплошной - не иначе...)

Периодически кто-то из пассажиров с криком весьма похожим на "епаный карась, я же давно проехал!" вылетал из вагона.
Так же обалдело и не там, где надо, вылетели и мы... "Мама, а мы же не дали ему денег!" - дернул меня за руку сын, с болью в глазах глядя в след уходящему поезду. Я скривилась, ругнувшись: это был один из немногих разов в моей жизни, когда я действительно пожалела, что их не дала...

ОПАВШИЕ ЛИСТЬЯ. КОРОБ ВТОРОЙ.

...Но нам снова жутко повезло: мы увидели его еще раз. Через несколько дней, опять вечером, по дороге в аквапарк.
...За эти дни мы привыкли вглядываться в проходящие поезда и, переглядываясь между собой со слабой надеждой, в очередной раз тяжко вздыхали - нету.
...И вот: "Мам, ОН!" И мы несемся за тем вагоном, вскакиваем в него и первым делом, и, пока еще не забалдела от действа, я, таща за руку расталкивающего других пассажиров сына, прорываюсь к коляске, сую Beavis'у что-то вроде 50 франков, и он с облегчением бросает их в кастрюльку.
А негр... вытаскивает куклу мальчика и... начинает с ним и Beavis'ом разговаривать стихами. Быстро просекает, что Beavis не понимает ни черта и... учит его говорить в такт "Yah-yah". Сын сначала смущается, но ободренный талантливым педагогом, со смехом, когда тот обращается к нему, словесно аккомпанирует в меру сил...
Вновь вступает саксофон, барабан, тарелки, другие куклы, в перфоманс втягиваются новые спонсирующие артиста пассажиры...
И все ржут как стада лошадей, плачут как крокодилы, и снова ржут, и снова плачут...

...Но негр, наверное, подустал. Через некоторое время он и его маленькие артисты прощаются с благодарно аплодирующей публикой и выходят.

Мы с сыном в трансе следуем за ним, что обнаруживаем уже на выходе из туннеля неизвестной станции, нимало не похожей на аквапарочную.
...Негр пританцовывая толкает коляску, тарелки брякают, он все чаще прикладывается к фляжке... За ним бегут дети Beavis'киного возраста. Они смеются, о чем-то его спрашивают, негр смеется сам, иногда отвечает, они смеются еще больше...
Но при этом видно, что основное внимание в своей беседе он продолжает уделять все тем же своим куклам, к ним он обращает большую часть своих реплик...

Я останавливаю сына волшебным словом "аквапарк", он вздыхает, но я взываю к его разуму - что ведь не можем же мы все время идти за этим артистом, да и куда, он устал, идет домой, что мы к нему домой пойдем, что ли - и... мы поворачиваем обратно в метро. Но... снова оборачиваемся и с грустью проводим глазами удаляющийся силуэт в белом грязном плаще с когда-то розовой бренчащей коляской...
Все: он скрылся за поворотом.

УЕДИНЕННОЕ.

Иногда зимними темными или летними светлыми вечерами, мы смотрим фотографии вдвоем c сыном или с друзьями и вспоминаем наши с Beavis'ом путешествия во Францию, Италию, Испанию...
Мы пьем чай с лимоном (а я тайно от ребенка - ведь он навсегда останется им для меня - наливаю себе в чай чего покрепче, но... очень тайно: может же заметить, рассердиться и вылить в раковину - до сих пор не нравится ему, когда я употребляю алкоголь).
Мы говорим взахлеб, перебиваем друг друга своими рассказами, но каждый раз обязательно вдруг прозвучит его: "Мам, а помнишь негра в Париже?.."
И мы оба знаем, о каком негре идет речь - о нашем... И мы снова и снова рассказываем о нем своим друзьям; а они, деликатные, в который раз о нем слушают...

...А тогда мне и в голову не пришло его сфотографировать, хотя фотоаппарат вот он, на руке болтался, - и, если бы вы знали, как я об этом горько сожалею...

ИЗ ПРЕДСМЕРТНЫХ МЫСЛЕЙ.

И вот сейчас, - когда не только парижские дела ноября 2005 года, но и все вообще на думку прошибает, - я думаю:
"Любимый негар, можешь спать (и вообще тусоваться) спокойно! Милой, мы защитим тебя от этих черножопых вандалов, которые хотят угнать и сжечь твою коляску с медными тарелками, пробить барабан, сломать твоих кукол, запихать твой навеки саксофон тебе в задницу, отнять твою фляжку и вылить ее содержимое прямо на асфальт (!), а тебя самого поставить - в лучшем случае - раком в мечети безо всякого твоего на то желания.
И чтобы никогда, никогда больше не плакали от смеха твои верные поклонники... Фошизем не пройдет, не сумлевайси, сказка моя!
Пока есть Европа, ясный день...
Ты сам только не спейся. И вообще - береги себя: ты нам нужен. Очень-очень. Обещаешь, точно? Ну, тогда все хорошо..."

Tags: Париж, Франция, негр, талант
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • 17 comments
  • 17 comments

Comments for this post were locked by the author