olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

Почему блокадные школьники работали хорошо?

А на следующее лето, 1943 года, Татьяна Якубович вместе с десятью одноклассниками была направлена уже в другое хозяйство - в деревню Озерки Всеволожского района.
Девушки уже были выпускницами школы, их зачислили в вузы, но им предстояло еще все лето и часть осени проработать в поле и только в октябре, уже после уборки урожая, приступить к студенческим занятиям. Как вспоминает Татьяна Георгиевна, в Ленинградском санитарно-гигиеническом медицинском институте, куда она поступила, первокурсников так и прозвали - "октябрята".

На этот раз их устроили в большом недостоенном доме, который был уже подведен под крышу. Однако полы были настланы только на втором этаже, который отвели школьницам. Там, где полов не было, нередко останавливались солдаты, прибывшие на короткий отдых с передовой. деревня располагалась недалеко от линии фронта. Слышался гул канонады, а по ночам горизонт окрашивался багровым светом.
Здесь была своего рода специализация - выращивать предстояло только морковь. Совхозный бригадир привела новое пополнение сезонных рабочих на большое поле, где уже выглядывали ростки моркови и сказала:
- Это вам. Будете выпалывать сорняки, прореживать, поливать - словом, растить урожай.
Девушки понимали, что работа предстоит нелегкая, но это их не пугало - ведь уже был опыт овощеводства в Мистолово.

Да и в житейском плане было полегче. Их прикрепили к совхозной столовой, и рацион был побогаче. За перевыполнение нормы даже давали стакан молока. Но не это побуждало хорошо работать.
Плохо работать было просто стыдно - ведь город и фронт по-прежнему нуждались в сельхозпродуктах, хотя после прорыва блокады в минувшем январе снабжение продовольствием значительно улучшилось.

Девчата много работали на своем необъятном поле, а вокруг шла напряженная жизнь прифронтовой полосы. Солдат из прибывшего пополнения обучали приемам ведения боя в местных условиях. Тех, кто не умел плавать, срочно учили, благо озеро было рядом. Ведь им предстояло преодолеть немало водных преград.
Где-то неподалеку был лагерь пленных немецких офицеров. Как-то раз, когда группа пленных проходила через деревню, девушки подошли поближе, чтобы рассмотреть людей, которые столько горя принесли их родному городу. Но сопровождавший поенных конвоир заметил:
- Да чего на них смотреть-то! Лентяи они. Даже для себя дров по-человечески напилить не могут. Возьмутся за ручки пилы и двигают еле-еле. Смотреть противно.

В лесу рядом с соседней деревней Ексолово располагался медсанбат. Туда однажды обратилась за помощью одна из школьниц. Речь шла о бытовой травме. Вылечить девушку не смогла совхозная фельдшерица, а военный врач смог.
А в медсанбат с передовой все поступали и поступали раненые, и не всех военным медикам удавалось вырвать из лап смерти. Кто-то оставался в ленинградской земле навсегда. Их хоронили неподалеку, в поле. Как потом, через много лет выяснилось, таких захоронений было немало.
В "Российской газете" от 6 октября 2011 года была опубликована статья Е. Цинклер "Братское поле", где сообщалось, что найденные останки 268 солдат и офицеров, скончавшихся от ран в этом медсанбате, были перезахоронены на кладбище в Озерках. Но это, по-видимому, только малая часть всех покоящихся в огромной братской могиле. Вот что сказано в статье: "По самым скромным подсчетам, на поле захоронено более пяти тысяч солдат". Да, наверное, не один год действовал здесь этот военно-полевой госпиталь.

Татьяна Георгиевна с болью смотрела на это страшное слово "останки" в газетной статье, а вспоминала живых - тех солдат, с которыми доводилось встречаться летом и осенью 1943 года в Озерках. Они были со всех концов нашей большой страны, и для них школьницы, трудившейся на поле, представляли собой как бы частицы страдающего и сражающегося Ленинграда.
К Тане и ее подругам солдаты относились с большим уважением. Если им приходилось останавливаться на ночлег в том же доме, где спали девушки, то они старались не потревожить сна уставших работниц. Тихо позвякивали котелки, тихо велись разговоры.

Вспоминалось, и как рядом с бойцами сидели на редких концертах фронтовых бригад ленинградских артистов, когда эстрадой служил грузовик.
А вот еще памятный случай: через все поле к школьницам бежит незнакомый молоденький красноармеец, совсем еще мальчик (кажется, уже тогда призывной возраст понизился до 17 лет). Переведя дух, он стал торопливо говорить:
- Девочки, мне сказали, что здесь работают ленинградцы. Я сам ленинградец, пришел попрощаться перед отправкой на передовую.
Пожелали ему воинской удачи.

Остался ли он жив в тех страшных боях?
А Татьяна Якубович вместе со своими (уже бывшими) одноклассницами, ставшими студентками, осенью того же 1943 года были награждены за свой труд в городе-фронте воинскими медалями "За оборону Ленинграда".

Начало рассказа о блокадных детях-тружениках здесь, вторая часть, это третья часть маминого рассказа о блокаде, а четвертая часть тут напечатана, а окончание печатаю дальше.
Мои прежние посты о блокаде расположены по тегу "блокада".
Tags: Россия, Санкт-Петербург, блокада, война, дети, мама, медаль, школа
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments