olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Проблемы поэтизации моего образа - 3 (дружественно-бытийно-коммунальные)


Уфф! Это - конец!!! (На сегодня больше френд-ленту трепетно-взлелеянной тщеславностью забивать не буду...)
Отражение моего нетленного образа в романных структурах широко представлено в современной русской литературе. И везде сильно отдает поэтикой. Тут, в неопубликованном, тоже.
Выдержка из романа А. Звонарева "Потревоженное запястье" 1981-82 года (орфография - как всегда, только Варвара Николаевна Раневская ака Шизандра ака olhanninen там Варенька):

"В помощь будущему исследователю."

"Глава 5. "К Вареньке."

"Ну конечно же, к Вареньке!" - восклицало Запястье, ведя за собой слегка опешевшего Векового Дуба. "Собственно. Я не представлен и не при галстуке", - выдавил он, опомнившись, - это не комильфо". "Уже достал", подумало Запястье и обнадежило: "Это как раз комильфо, ты сойдешь за маленький утренний экспромт." Дуб не врубался, Запястье пыталось объяснить, но, поняв, что бесполезно, посоветовало просто молчать, и тогда все будет о"кей.
Варенька жила в старом каменном доме, в одной из самых густонаселенных квартир. Соседи были веселые и по праздникам всегда буянили. У Вареньки была отдельная комната, о которой в городе постоянно ходили легенды; кстати, когда Запястье впервые посетило ее, то подумало: "Здесь вчера были слоны." Запястье ошибалось, слонами, в принципе тут и не пахло; просто в комнате поддерживался легкий творческий развал на случай срочной эвакуации. Ну, а кроме всего прочего (и это Запястье знало наверняка) в екомнате сейчас находились бесчисленные сумки и мешки с пустыми бутылками. Варенька давно уже предлагала знакомым сдать их и даже намекала о процентах. В своем теперешнем восторге Запястье как раз за это и ухватилось.
Дуб все это время плелся сзади и беспрестанно ныл. С самого начала пути в верхнем дупле (где помещалась душа Дуба, которую он берег, лелеял и вообще - считал своим козырем) залезли четыре серые кошки; и так получилось, что у всех кошек вдруг со страшной силой зачесались когти. Не долго думая.ю они и заскребли о находящуюся поблизости душу. Дуб ясно ощущал это и падал духом ежеминутно. "В-о-от… да куда в такую рань?.. да зачем - я не в форме… и как это так - без звонка? Дождь проклятый - лужи навел… А вдруг не так что сделаю - молва пойдет! Я ж их знаю: ляпнешь что-нибудь не по-ихнепринятому, назовешь авторитета сквалыгой, и все; неси потом всю жизнь крест болвана. Зря, зря я туда иду. Может, они специально меня зазвать хотят, чтобы посмеяться и номер подстроенный выкинуть. Черт их разберет. И ну как в политику ввяжут, так потом ведь вовеки не отвяжешься, шантаж крутить будут или с поличными возьмут. Опасно, ох, опасно! Может отказаться пока не поздно?"
- Ну вот и пришли, - весело объявило Запястье, - здесь живет Варенька.
Дом был согласно установившемуся дню, - серым и хмурым. "Н-да, - промычал Дуб, - Однако же…"
- Однако же, начало Запястье, Дуб вздрогнул и побледнел, - Ее может и не быть; это было бы очень некстати, ну да ладно, пошли.
- Постой, я пожалуй, не пойду. Знаешь, что-тонастроения нет. Ну, то есть, вообще - никакого настроения.
"Ну это все, - думало Запястье, - если уж упрется, как баран, так и краном не сдвинешь. Что же я одно, что ли, бутылки потащу? Мне и не унести…"
- Ой, мальчики, ой, милые, ой к Вареньке пришли! - запричитала подходящая сзади соседка. Подошла она весьма кстати и, не разобравшись в ситуации, внесла своим полутораметровым в диаметре туловищем обоих гостей в парадную.
"Ай да молодец, - трепетало Запястье. -Ай да соседка."
- Я, собственно, - начал Дуб, изрядно растерявшись.
- Ась? - гаркнула соседка, продолжая продвигаться и вносить гостей на лестницу и далее, - что ты сказал, милок?
Дуб как-то сразу раскис и решил - будь, что будет.
- Так, пустяк вылетел.
- А-а, ты уж смотри, голубчик, ты не сори тут у нас пустяками, а то…
- Кажется, эта квартира? - Запястье прервало болтовню
- Эта, эта, сейчас я ключ достану.
- Однако же, - начал Дуб.
- Ах ты, - вдруг смачно выругалась соседка. Дуб от неожиданности подпрыгнул и закрыл глаза. "Ну все, сейчас будут бить."
- … я же бидон в молочном оставила. Бывайте, мальчики, - кричала соседка, улетая вниз по лестнице. Дуб вздохнул: "Так и до смерти испугаться можно", Запястье нажало кнопку звонка.

Глава 6. "У Вареньки."

Когда Запястье искусало все свои губы и, потеряв последнюю надежду, ударило со злости в дверь (Дуб на протяжении безответных звонков стоял, облокотившись на перила, нагло ухмылялся, гладил себя по стволу и утешал: ничего, на нет и суда нет, в следующий раз застанем), дверь начала медленно открываться. Запястье вздрогнуло, Дуб застыл и приготовился бежать. Наконец, дверь, окончательно открывшись, обнажила темный коридор, уходящий вдаль; а на пороге стоял неизвестный небритый мужчина. Лицо его было белое, как простыня, и мятое, как вата. Держась руками за стенку, он все равно слегка качался. Левый глаз его смотрел влево вниз, а правый - вправо вверх; пришедшие, стало быть не попадали в сектор видимости. Взгляд его был спокоен, глубок и безмятежен, как Антарктида; поэтому вдвойне неожиданно воспринялся рев, сопровождаемый криками, рыганием и иканием:
- Кэс кэсэ!
- Ой, - воскликнул Дуб и тоже стал икать.
- Здравствуйте! Мы к Вареньке.
- Кэс кэсэ! - опять рявкнул мужчина.
- Слушай, пошли отсюда, - Дуб испуганно потянул Запястье за рукав.
Запястье отмахнулось и вдруг само заорало:
- Кэс кэсэ!
- Ой, - Дуб прекратил икать. Мужчина вздрогнул и упал. Подойдя. Гости
обнаружили, что никаких признаков жизни у лежащего не наблюдается. Удовлетворившись осмотром, они закрыли за собой дверь и начали медленно продвигаться вперед. Кругом была тьма-тьмущая, поэтому передвижение происходило крайне осторожно и нерешительно. Вскоре медленно идти надоело, пришедшие пошли быстрее; коридор казался бесконечным…
Но тут Дуб, будучи по натуре весьма нерасторопным, потерял равновесие. Дабы найти и восстановить его. Он ухватился за стенку - как он полагал; полагал же он так зря, так как под руками оказалась нечто медное и мокрое, что, естественно, тут же и полетело на пол.
БЗЗЖЖЦццмц!
Квартира внезапно ожила. Со всех сторон что-то зашевелилось, загудело и заговорило:
- Бандиты-ы-ы! - вопила старуха.
- О, Петрович, алкаш, опять с утрени нажрался в дупло.
- Мать… ведь мой таз, небось, уронили!
- Обязательно есть неизвестные, неоткрытые острова, - запел поставленным голосом очередной вступивший в беседу.
- О-о-о!
- Началось…
- Ни часу не дадут…
- Онегин, я скрывать не стану, - заявлял певец, переключившись на классику.
- Сейчас, я тебе скрою! - был слышен громовой удар сапогом в стену. Квартира сотряслась и слегка наклонилась, с потолка пошел штукатурный дождь, а прямо перед носом гостей открылась дверь. На пороге комнаты возникла женщина сложного возраста в наплевательском халате с дымящейся беломориной в зубах.
- Ну, здравствуй, -процедила дама, и в ее интонации свекркала многозначительная незавершенность. Запястье хотело было пройти дальше, но тут вдруг влез Дуб:
- Здравствуйте, Варенька, вы извините, что я без приглашения, но так уж получилось, что…
Сигарета у дамы выпала, челюсть отвисла, ноздри раздулись.
- Простите, - вставило Запястье и наступило Дубу на ногу. - Он сегодня слегка пьян; вы не подскажите…
- Это я пьян?! - возмутился Дуб, но Запястье перекричало:
- …где тут Варенькина комната?
- Как, а вы разве не Варенька?
Дама сочла ниже своего достоинства отвечать Дубу, махнула рукой на Варенькину комнату и захлопнула дверь, угрюмо хрюкнув.
- Мельчает, мельчает поколение, - говорил ее последний взгляд.
Пройдя в указанном направлении, гости уткнулись в дверь, в центре которой висела пожелтевшая металлическая табличка. На табличке было выбито: "Осторожно: злая радиация. Опасная зона." Дуб приуныл: "Тут, пожалуй, все листья пообсыпятся."
- Нет, - сказал он вслух, - я не пойду.
- Ты чего, - Запястье раздражалось, - таблички испугался?
- Нет, просто мне стало хуже.
- Просто полысеть боишься, яблоньки коситься не будут…
- Дурак ты, - обиделся Дуб и смело пнул ногой дверь. - Понял?!
- Вот за это, - Запястье было довольно собой, - говоря по совести, я и люблю тебя, Дуб и ценю…
Дверь отворилась, на пороге стояла заспанная Варенька. Раздался громовой клич:
- Му-жи-ки!
Дуб, ставший от всех этих передряг совсем нарвным и издерганным, закричал:
- А-а-а-а!
Варенька приняла это за хохму, расхохоталась и запела:
- Проходите, мужики, у меня тут неубрано…
- Нормально, - крякнуло Запястье, убедившись в наличии мешков с бутылками.
- Ничего, ничего. - пришел в себя Дуб, - это даже как бы…
- Слушайте, му-жи-ки, что со мной вчера было!

Глава 7. "Это интересное вчера."

Варенька рассказывала:
…вчера они слегка поддали. Потом, вроде бы оказались на крыше Казанского собора и плевались оттуда в голубей, оглашая Невский проспект дикими возгласами: "Вот вам, птицы мира!" Однако, подъехала мигалка, и они пустились наутек. Помнится, переходили вброд не то Обводный, не то Грибоедовский канал и скрывались дворами. Какой-то мужик в бежевом пиджаке все время пытался ухватиться за варенькину талию, но всякий раз промахивался, падал в лужу и предлагал бежать в Ростов. В Ростов Вареньке не хотелось. Хотелось еще выпить. Увидев у лабаза группы распивающих, Варенька подлетела к одной из них, схватила с криком: "Мужики! Сколько лет, сколько зим!" бутыль и порядочно глотнула. "Ну, ладно, мне пора, заходите," - Варенька понеслась далее. Мужики долго приходили в себя, а прийдя, выпили за женщин. Вспоминался милиционер, пытавшийся уяснить корни варенькиного пренебрежения правилами дорожного движения. Варенька слушала и хихикала, а потом, дотянувшись до его уха, что-то шепнула. Милиционер покраснел, обмяк и сел в лужу, невдалеке от которой стоял. На Аничковом мосту Варенька безуспешно пыталась доказать прохожим, что кони в скульптурных группах вчера улыбались по-другому; Варенька видела в этом призыв, прохожие этого не видели; зато невдалеке завыла сирена. Варенька метнулась в толпу. Отобрав у пузатого интеллигента в очках черный портфель, Варенька дала стрепкача. Интеллигент запыхтел, загудел и с криками:"Насилуют!" лихо припустил следом. Кричать: "Грабят!" интеллигент боялся, так как в портфеле лежали вещи сомнительной дозволенности. За интеллигентом бежали молодые люди с заинтересованными лицами. "Где насилуют?"- узнавали они друг у друга, но вразумительного ответа не получали. В конце концов, завыла сирена. Варенька кинула портфель интеллигенту и в очередной раз смешалась с толпой. Интеллигент, схватив портфель, скрылся в подворотне. Молодых людей забрали в камеру предварительного заключения. Вспоминалось еще: электричка, тусклое освещение, веселая компания с гитарой и портвейном. Варенька с местным заводилой танцует твист в проходе. Один из напившихся в поисках выхода дергает все встречающиеся ручки. Среди них оказывается "Стоп-кран". Поезд недовольно бухтит и замирает; заводила встает на голову, Варенька отлетает в противоположный конец вагона и приземляется на коление пожилого одинокого мужчины, давно бросавшего на танцевавшую недвусмысленные сверкающие взгляды. Закрыв глаза мужчина страстно пыхтит, лезет в ноги и тут же звонко получает по лицу. С этим он падает. Варенька выскакивает на перрон. Поезд уходит, Варенька гудит вместе с проводами и возвращается обратно на машине "Молоко".

Глава 8. "Интересный анекдот."

- …у-ух. - Варенька выдохнула.
- Здорово, - Дуб находился в неописуемом восторге, - Вот это жизнь!
- Изумительно, - подтвердило Запястье, обдумывая ходы - как бы поестественнее намекнуть насчет бутылок.
- О-о-о, давайте покурим! - Варенька достала курево.
- Натощак я вообще-то… - начал Дуб, довольныйсделанным намеком.
- Жрать-то? Жрать ни хрена нету, не в первый раз же у меня.
Дуб хотел ляпнуть, но не успел:
- Му-жи-ки! Слушайте анекдот.
Варенька рассказывала:
… но Запястье не слушало. Оно незаметно и внимательно исследовало взглядом мешки и сумки: "Должно быть не меньше тысячи бутылок. Иначе игра не стоит свеч. Та-ак в этой, наверное. Штук двадцать, в этой…" Пересчитав под конец длинного, нескончаемого анекдота, Запястье убедилось, что дело стоящее и стало снова обдумывать ходы. А Варенька все рассказывала. Дуб стал смеяться уже с самого начала и ржал без перерыва, так что каждая фраза рассказчика сопровождалась мощным взрывом хохота. Дуб страховался, боясь пропустить конец и места, где надо смеяться. "Лучше лишний раз хохотнуть, чем промолчать там, где смех общепринят", всегда говорил Дуб.
- Слушайте, мужики, а может, вы бутылки сдадите? - Варенька вдруг оборввала анекдот на полуслове. Дуб заржал.
- Э-э-э, - тянуло Запястье, ожидая дальнейшего.
- Половину себе возьмете.
- Что, не хотите? - Варенька превратно восприняла дубовы смешки.
Запястье зыркнуло на Дуба; хотело было поломаться. Но раздумало:
- Хорошо. если успеем.
- Успеете, успеете, мужики, тут во дворе пункт. Во-от, - Варенька замолчала.
Дуб обдумывал странную концовку анекдота. Запястье переступало с ноги на ногу.
- Что, мужики, еще посидите или…
- Пожалуй мы попробуем сдать.
- Да? Ну, мужики, вы - золото!
Дуб удовлетворенно крякнул и выпалил:
- Вешай на меня, все снесу!
Запястье бросилось к сумкам. Варенька села и развела руками:
- Ну-у-у…
- Да, - петушился Дуб, - я…
Запястье, довольное донельзя разворотом событий, проворливо набрасывало сумки на мешки и ветви Дуба. Дуб нес страшнуб ахинею о своих потенциальных возможностях, Варенька диву давалась. Набросив последний мешок, Запястье рухнуло и сказало. Что пять минут должно отдохнуть. Дуб презрительно выдавил:
- И это все? "

Но самым трогательным и наиболее адекватно меня отражающим я считаю следующее стихотворение на обороте календарного листка с оторванным верхом абсолютно неизвестного мне автора, неизвестно как выглядевшего и знакомого в течение, предположительно, часа или двух бокалов пива, писанное им в абсолютно пьяном виде году в 1993 в одном из баров центрального Питера:

"Твой имидж
не похож ни на кого
Он только твой и ты
храни его
Ведь жизнь скушна из-за того,
что много серости
Ты молодец раз у тебя
хватает смелости"

Что сталось впоследствии с автором - абсолютно никакого понятия не имею, поскольку не помню его даже внешне, а до внутренностей мы, кажется, так и не добрались, но - желаю же ему всего только хорошего.

Проблемы поэтизации моего образа 1 хиповские
Проблемы поэтизации моего образа 2 студенческие
Tags: Санкт-Петербург, коммуналка, молодость, социализм, университет, юмор
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments