olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

Почему греки боялись узкой специализации спартанцев?

Спартиаты были потомственными профессиональными охранниками концлагеря, где работали илоты, а периэки несли пограничную службу на севере. Поддержание этой узкой специализации обеспечивали система подчинения и контроля посредством спартанского воспитания агогэ, совместные трапезы сисситии, периодические казни илотов криптии, высылка иностранцев ксенеласии, существование железных денег оболов, аскетичный образ жизни равных граждан и другие меры. Лакедемон был не военным лагерем, а именно концентрационным, потому что никакой деятельностью, кроме военной, спартиаты не занимались, а илоты обеспечивали их существование посредством фиксированной ренты.
XLVII Северный фриз Парфенона. Лондон. Британский музей
Спартанский эксперимент восхищал, смешил и возмущал жителей других греческих полисов, притягивая и одновременно вызывая страх и неприятие. Греки видели отличие спартанцев от остальных, и боялись их, но не могли налюбоваться. Почему?

Полагаю, что ответ на этот вопрос связан с другим:

Почему греков не трогала судьба лаконских илотов и возмущала судьба мессенских?

Возможно, ответ лежит в происхождении как тех, так и других: лаконские илоты были ахейцами, то есть потомками завоеванного дорийцами местного населения, а мессенские - дорийцами, как и жители остальных греческих полисов.

Когда дорийцы пришли в Грецию, они поступали с местным населением одинаково: убивая мужское население, и иногда оставляя женщин и девочек, если в племени недоставало своих женщин, по тем или иным причинам: например, не смогли перенести тяжесть военного похода и умерли.

Когда была завоевана Мессения, дорийцы уничтожили местное население и стали там крестьянствовать.

В горах часть дорийцев скорее всего, уничтожив мужское население, женилась на местных женщинах, а часть, сохранив чистоту крови, присвоила властные функции. Их стали называть периэками.

Но одно дорийское племя по неизвестным причинам поступило вразрез с обычной практикой: вместо того, чтобы уничтожить местное население, поработило его, превратив в илотов, и стало жить за его счет. Это были спартиаты.

Почему так случилось, пока не понимаю. Но ситуация эта действительно уникальная. Может быть, это дорийское племя считало себя достаточно сильным, чтобы справиться с местным мужским населением, или мужчины не сочли своими детей, рожденных от местных женщин, но загадка спартанского отличия от греков лежит именно тут, как мне кажется. Почему на заре своей истории они поступили не как все?
Но именно поэтому судьба лаконских илотов никогда не волновала греков: они были чужими по крови - не дорийцами, а ахейцами.

Кстати, присвоили мифы ахейцев не только спартанцы, а все дорийцы, более того, создали очень развернутую и сложную систему доказательства своего автохонного происхождения, и сразу стали делить на местных и неместных соседские племена. Так Геродот (V. 72) рассказывает, что "когда Клеомен поднялся на акрополь, чтобы занять его, он вступил также в священный покой богини (святилище Афины в Эрехфейоне) якобы с целью помолиться ей. Не успел царь переступить порог, как жрица поднялась с седалища и сказала: "Назад, чужеземец из Лакедемона! Не вступай в святилище! Ведь сюда не дозволено входить дорийцам!". А тот возразил: "Женщина! Я – не дориец, а ахеец".
Самое забавное, что и Клеомен, и жрица оба были неправы. Так что вопрос крови очень даже всех греков волновал: они его использовали как очень полезный политический инструмент.

Но почему-то, называя себя "ахейцами" дорийцы, совсем не беспокоились о реальных ахейцах - лаконских илотах. И при этом все переживали, что как же так - мессенцев превратили в рабов, а разве они не греки, пардон, дорийцы, то есть на самом деле истинные ахейцы? Забавно, да?

Думаю, что понятие "нация" в отношении греков было бы применять уместно, потому что не вижу подходящего названия для объединенных общим происхождением и историей родственных племен, но не делаю этого, поскольку историками не принято.

О том, как волнами происходило завоевание Греции, представление можно создать по греческой мифологии, хотя, конечно, впрямую неверно отождествлять с богами первого поколения догерческий субстрат, во вторыми - ахейцев и с третьими - дорийцев, но подобные следы осмысления древними людьми переселения народов существуют в любой мифологии.

Вероятно, превращение Лаконии в концлагерь шло постепенно в VII-VI веках до н.э., и связано было со сменой элит внутри самой Спарты. И это второй очень интересный вопрос после порабощения илотов вместо их убийства в начале завоевания.
Еще в VI веке до н.э. археологи находят на территории Спарты уникальные терракотовые маски, изящную керамику, золотые украшения. А потом быт спартанцев упрощается донельзя.
Возможно, что под угрозой оказалось существование полиса, и одновременно с очередным переделом и прощением долгов, были приняты очень своеобразные меры, гарантированно не допускавшие подобного в будущем. И ничем, кроме уравниловки они быть не могли. И без обучения воина с детства обеспечить этого нельзя. И без воспитания женщин. То есть всех граждан.

Можно спартанскую культуру весьма приблизительно сравнить с отношением к спорту: в любом возрасте человек может заниматься спортом, но добиться рекордов сможет только способный в данной области человек, нацеленный на постоянные тренировки с детства.

Наверное, можно представить спартанское разделение труда и таким образом, что илоты платят спартиатам за охрану собственной безопасности от других племен. И действительно, если бы спартиаты этого не делали, илотов бы быстренько завоевали и уничтожили другие племена дорийцев.
И что в дальнейшем охрана приняла на себя иные функции: подавления недовольства существующим положением у охраняемых, и из внешней охраны переродилась во внутреннюю репрессивную организацию.
Но мне кажется такое объяснение утопическим: не могли дорийцы обмануть доверие нанявших их ахейцев, потому что им это было ненужно, а дорийцы их просто завоевали, но оставили в живых, как рабочий скот.

Однако, о таком разделении труда спартиаты вполне могли рассказывать илотам. И это была правда: они охраняли илотов в том числе от них самих.

Общегреческая проблема с Мессенией возникла, когда спартиаты в достаточной мере расплодились и улучшили породу благодаря евгенике - брачным принципам "ликургова космоса": "Те самые люди, рассуждал он, что стараются случить сук и кобылиц с лучшими припускными самцами, суля их хозяевам и благодарность и деньги, жен своих караулят и держат под замком, требуя, чтобы те рожали только от них самих, хотя бы сами они были безмозглы, ветхи годами, недужны! Словно не им первым, главам семьи и кормильцам, предстоит испытать на себе последствия того, что дети вырастают дурными, коль скоро рождаются от дурных, и, напротив, хорошими, коль скоро происхождение их хорошо" (Плутарх. Ликург).
Таких качественных граждан спартанское государство не сочло возможным терять посредством колонизации заморских земель, как делали все остальные полисы. Можно было отселить нечистокровных парфениев, но не чистопородных граждан.
И тогда Спарта в результате нескольких войн завоевала соседнюю Мессению, где тоже жили дорийцы, но окрестьянившиеся на месте уничтоженного местного населения.
Как и все остальные греки мессенцы не были профессиональными воинами, а брали в руки оружие по мере необходимости.
После порабощения, мессенцы, чтобы не восставали, а все силы бросили на выживание, платили налог гораздо больший, чем лаконские илоты, которые даже продавали излишки. Но восставали они все равно чаще лаконских, некоторые из которых примыкали к ним в процессе.

И именно судьба порабощенных мессенцев обеспокоила остальных греков, родных им по крови. Греки, т.е. дорийцы, превратили в илотов таких же дорийцев, создав опасный прецедент.

А когда через три века рабства Мессения в 370 году до н.э. при помощи беотийцев освободилась из-под власти спартиатов, то тут же создала свое государство, которое все греки признали. Как же не признать дорийское государство!
Но про лаконских илотов опять никто не вспомнил: не-греки, что с них взять. Да илоты и сами к тому времени, лишенные исторической памяти, забыли, что они - ахейцы, хотя и продолжали все равно ощущать свою общность и периодически бунтовать. Как тут не вспомнить Платона, рассматривающего Спарту, как прообраз идеального государства, но тем не менее в "Законах", отмечающего то, чего в нем не должно быть: "Сколько случаев бедствий в государствах, которые обладают большим числом рабов, говорящих на одном языке".

Когда читаешь работы по греческой истории, сперва удивляешься, почему спартиаты, военное государство, реально так мало воевало. А потом понимаешь, что оно было очень специфически военным: основной работой его военных была охрана существующего в государстве порядка! А внешнеполитические цели являлись производными от внутриполитических.
Посмотрите на стратегию и тактику спартанцев, это же спецназ!
Конечно, когда возникла необходимость в военных действиях в других странах, спартиаты перестроились: при Фермопилах они впервые применили новую тактику, а к военной службе стали привлекать периеков и илотов.

Спартанская хитрость и лаконизм, их дисциплина и храбрость, удивительная красота их женщин и выносливость детей и все остальные добродетели и недостатки - это свойства охранников, которые погибнут, если не будут четко отделять себя от заключенных. Что, собственно, и произошло впоследствии.

В возникновении узкой специализации воинов не было ничего необычного, со временем все полисы перешли к наемной армии, а спартанцы стали в этих армиях служить. Но служить за денежную плату, а не государственную ренту, как у себя дома.

Спартиаты представляли собой общегреческий идеал: это было государство храбрых воинов и красивых людей, чуждых физического труда. Но будучи воплощен в жизнь, он выглядел как-то не очень привлекательно. Парадоксально, но этим карикатурным изъяном идеала была именно опасность превращения всей Греции в Спарту, Мессению и Тегею.
Греки боялись напрасно: у лакедемонян не хватило на это сил, потому что чистых по крови спартиатов было для поставленной задачи слишком мало.
Однако, рекомендации Платона по формированию рабского контингента из рабов, не имеющих общего происхождения, традиций и языка, были учтены Римом.

Ничего, что я про спартанцев выдвигаю гипотезы? Дело в том, что все, что мы о них знаем, известно не от них, а их врагов и временных союзников, потому что историков у спартанцев не было, а грамоте они знали чисто утилитарно: например, чтобы написать на могильном камне имя погибшего гражданина на благо государства - мужчин на войне, а женщин от родов. А тем, кто погиб иначе, не писали на надгробии ничего - зачем?
Tags: Греция, армия, война, дети, миф, нация, убийство
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments