olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

МОЙ «КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС» ПРИ РАЗВИТОМ СОЦИАЛИЗМЕ: и тут выхожу Я, вся в белом…

Почему я всегда пью чай без сахара? Во-первых, не всегда, а - последние 37 лет. Во-вторых, из экономии. А, в-третьих, возникла у меня эта привычка вот как:

ВОЙНА ВСЕХ ПРОТИВ ВСЕХВ один из ненастных осенних дней мы едем с сестрой в трамвае из школы. Мне 7, ей – 14. Темнеет. На деревянных сиденьях жестко, холодно и скучно, стекла запотели. Вдруг сестра говорит:
«Так, быстро прекратила писать свое имя на стекле, тем более, что это никому не интересно. Слушай сюда. У меня к тебе серьезный разговор: давай разменяемся с родителями, и будем жить втроем с бабушкой!»
«Давай… А нас… пустят?»
«Не пустят, а разрешат. Конечно: у нас в классе есть мальчик, Илюша, ты его знаешь, так вот он живет с бабушкой и дедушкой, потому что его мама вышла замуж, и папа женился, у них новые семьи и дети. Знаешь, как ему хорошо? Все родственники его жалеют, дарят ему подарки, у него есть проигрыватель, своя комната и он может приглашать в гости друзей, сколько хочет!»
«Но я не хочу, чтобы мой папа женился, а мама вышла замуж… без меня…»
«Ага, ты еще зареви. Я ей серьезные вещи говорю, а она - глупости. Вот наказанье! Тут уж – или, или. Или - с нами, или - с родителями. Ну, и уезжай с ними, а я с бабушкой останусь! Мы с ней будем жить хорошо, а вы так и будете орать друг на друга всю жизнь! Ты этого хочешь?»
«Нет, нет! Я - с вами… то есть, с тобой и бабулей!.. А когда?»
«Когда… подготовить все надо, бабушку уговорить… ладно, это я беру на себя. Но ты понимаешь, что мы будем жить на бабулину пенсию в 40 рублей? Понимаешь, что чтобы жить отдельно, нам нужно экономить?»
«Да… а как?»
«Ну, мы должны начать приучать себя к тяжелой жизни прямо сейчас… Например, мы будем… мало есть. Нет… тогда ты еще пуще заболеешь, и насильно пихать будут, да ты и так ничего не жрешь, тошнит тебя постоянно…

Вот что! Мы будем пить чай без сахара! Но никому не скажем, почему. Все надо подготовить секретно от родителей…»

Понятно, что бабуля вовсю пользовалась нашим секретом в борьбе то с дочерью, то с зятем, то с обоими, а то и с нами – вместе и по отдельности - чтобы заставить нас «слушаться»… Сестра сломалась через три дня, мотивировав это тем, что бабуля нас предала и ничего не выйдет.
А я вот до сих пор… Сначала мои близкие издевались, поскольку знали о происхождении этой привычки, потом забыли и привыкли…

Сегодня из свидетелей тех событий осталась одна мама. Как-то на очередной ее вопрос – с сахаром мне или без, я напомнила ей эту историю: «Да-да, помню, было что-то такое, выдумщицы вы были с Ленкой, надо же столько лет прошло, а ты все глупостями маешься, ну как это – чай БЕЗ сахара, скажи на милость?!. - был бы диабет – понятно, а так – вообще…»
Лимон или даже молоко в чай – нормально, но если чувствую в чае вкус сахара – меня сразу тошнит…

…Сестра закончила с отличием музыкалку и английскую спецшколу с золотой медалью, поступила в универ на философский, сняла с зубов проволочку для исправления прикуса и по достижении совершеннолетия сразу вышла замуж. Мне было 11. Гостей на свадьбе было 150. У жениха была отдельная трехкомнатная (!!!) хрущеба. А невесте сложно было надеть фату: под ней не помещалась два раза уложенная вокруг головы ее черная толстенная коса…

«Лен, не сердись, но я спрошу прямо: ты ведь Андрюшу любишь. А за Валеру выходишь из-за квартиры?»
«Во-первых, ты еще маленькая и ничего не понимаешь, а уже хамишь. Во-вторых, я НЕ люблю Андрюшу…»
«Но вы же целовались!»
«Вот именно: мы ТОЛЬКО целовались. Да, мы духовно близкие люди, но я его не люблю. Подумай сама: как можно любить человека, который не хочет на тебе жениться? Он, видите ли, еще не готов… К тому же он провалился в универ… А живет он с родителями, в одной комнате с братом, даже поженись – где бы мы жили?.. А Валера – солидный человек, остроумный, он все сделает, чтобы я была счастлива… Что мне гнить здесь с вами заживо, ждать, когда вы все, как тараканы в банке друг друга сожрете?! - да я рехнусь прежде!»…

Сестра с мужем жили счастливо (на мой взгляд) в своей хрущебе – Лена училась, Валера неплохо зарабатывал, они сделали ремонт, в процессе которого сестра привила «этому куркулю» представления о современном дизайне, через два года у них родилась дочка, был «свой круг», который регулярно приходил к ним в гости…
Лена академку не взяла, продолжая учиться, и поэтому помогать с малышкой к ним переехала бабуля, предварительно демонстративно заперев свою комнату в нашей квартире на ключ. Потом – отпирала или запирала во время своих приездов в зависимости от «погоды в доме»…
Она часто приезжала: Валера «ее совсем не слушал, издевался, никакого уважения к пожилому человеку, все по-своему хочет, слова не скажи»…

А я стала разрабатывать планы, как же все-таки можно разъехаться с родителями, не выходя замуж: не всем же так везет, как сестрице – надо и подстраховаться…

Сразу после отъезда Лены в нашу с ней комнату переселилась мама, потому что она не могла «даже дышать одним воздухом с этим человеком», моим папой. К тому же ей нужно было больше света, так как – о, ужас! – она шесть дней в неделю находилась дома и редактировала, поскольку в связи с нехваткой мест в издательстве им устроили свободное расписание с одним присутственным днем – в понедельник.

Я дала себе слово разводиться сразу, если вдруг в моей семейной жизни начнутся скандалы. Слабину дала только с первым мужем, отцом моего сына: и он сам, и его и мои близкие слезно просили подождать – «может, рассосется и наладится».

А я выздоравливала. И с 12 лет стала свою болезнь искусно симулировать: я же ее хорошо знала, ведь столько лет вместе…
«Болела» я, чтобы не мешать кашлем маме, днем в папиной комнате (там была библиотека). Но все равно, мама туда за чем-то постоянно заходила, и мне приходилось все время быть настороже, чтобы вовремя спрятать ДСП - «Для специального пользования»: серо-бежевые книжки всяких антисоветчиков, которые папе выдавались под расписку и хранились в отделении секретера, запирающимся на ключ. Ха! К нему, чуть подпиленный, подходил любой ключ от других отделений…

Но покоя-то не было: как осваивать прочитанный материал в таких нервных условиях?.. А делать уроки под окрики «не горбись! догорбилась до очков? скоро совсем ослепнешь! ты уроки делаешь или что?»… А разговаривать по телефону «нет, ты мне скажи, с кем ты сейчас разговаривала, дай трубку, дай мне, говорю»… А спать «вынь руки из-под одеяла, чтобы я видела»…

В последний год своей жизни бабуля вернулась от сестры и полностью встала на мою сторону. Наверное, потому, что болела, она растеряла весь запас боевитости, часто плакала, а когда я приходила «из школы» домой, поддавши и воняя табаком, укладывала меня в свою кровать, проветривала школьную форму, а пришедшим с работы родителям, по старой памяти уперев руки в боки, говорила: «Не пущу и не просите. Только через мой труп! Совсем замучили ребенка своим образованием, зачем ей его столько?! Уроки сделала. Спит. Все!»
А мне сказала однажды: «Совсем я подорвала свое здоровье еще в молодости – 17 абортов. Так ты уж живи как-нибудь иначе»…

За всю жизнь я не сделала ни одного аборта. В сексе всегда главным для меня было – мое здоровье, а все остальное – дело наживное.

А в 1977 году бабуля умерла. Мне было 15. В тот день я плакала, презирала себя, ненавидела всех и перетаскивала свое нехитрое барахлишко в ее комнату. На вопрос мамы: «ЧТО ты делаешь?!.» Я, давясь рыданиями: «Я здесь буду жить! Я! Я! Я!»

Поймите моих родителей. Они столько лет положили на борьбу за эту сталинку на Сестрорецкой… Это было все, чего они достигли в этой жизни. Это был символ, впитавшийся в плоть и кровь. Они не могли разменяться даже после того, как сразу после смерти бабули развелись (мама раньше боялась, что бабуля ее проклянет. И бабуля бы это сделала, хотя и не меньше самой мамы считала, что папа маме – не пара).
При этом они почему-то были абсолютно уверены, что СКОРО я одумаюсь, выйду замуж и буду с ИХ общей помощью растить детей… Они жили со мной столько лет, но не знали меня совершенно: как им могло прийти в голову, что я стану размножаться в неволе?..

Естественно, мне от их заблуждения было не легче. Тем более, что моя жизнь только начиналась, а я имела такое же право на свои квадратные метры, что и они: их на меня ДАВАЛИ.

И последующие 4 года были потрачены на то, чтобы родители со мной разменялись.
(Между делом я закончила школу с аттестатом 4,5, хотя меня из нее много раз пытались выгнать за аморалку. Но… я же умная… была когда-то)…
Если я запиралась, предки стояли под дверью и долго и нудно объясняли мне мою суЧность, иногда выламывая дверь.
После 11 часов вечера прорываться в свою комнату мне приходилось с боем.
Если у меня кто-то оставался ночевать, то родители сразу вызывали милицию, ментам уже не нужно было называть ничего, кроме фамилии: адрес они выучили.
Что ж…

Я напИсала в старинную вазу и уехала хиповать в Среднюю Азию. Чистюли-родители долго не могли понять, откуда такая вонь… Терпеть не могу вазы на сервантах… И заодно - серванты (недавно выбросила мужнин. Когда я расскащала ему, почему, он прижал меня к себе: "Милая, да конечно! Хочешь я вообще всю мебель выкину, если ты перестанешь обо всем ЭТОМ думать?..")
Я затыкала уши ватой и включала на полную громкость рок-музыку, пока батарея не ломалась под ударами соседей, а дверь - родителей. С тех пор я ненавижу громкую музыку в квартирах вообще.
Я оклеила свою комнату афишами органных концертов (фанаткой которых была в то время) и, когда меня доставали нотациями из-под двери, молча расписывала их матерными фразами, медитируя и тренируя волю, чтобы не отвечать. С тех пор я не люблю богемный дизайн.
Мои знакомые хипы…»они съели весь холодильник!» Более того, мы пытались вынести его на улицу и продать алкашам, но хипам стало лень разбирать дверь: агрегат не лез. Хипов я тоже не люблю с тех пор.
Я стала выбирать только таких любовников, которые за секс были в состоянии в голом виде пройти на кухню, когда кто-то из родителей пил чай, и поставить МОЙ чайник. Это была особая порода людей: у остальных в моей квартире все равно любовный аппарат не стоял. Именно с тех пор я люблю интеллигентов чисто платонически…

Ежегодно я отступалась и пыталась снять комнату в коммуналке. В первый же месяц съемную комнату взламывали соседи, крали все, что попадалось под руку, на мои инвективы обещали сдать меня в милицию за нарушение паспортного режима, я оплачивала ремонт замка и съезжала… домой.
Однажды я сняла комнату пополам с еще одной студенткой, но у нее был словесный понос: читать было невозможно, поскольку она требовала реакции на свои… весьма невинные реплики. Будучи послана на хуй, когда я не выдержала и вылетела через неделю, похватав шмотки, она, хотя я каждый раз просила ее помолчать, так и не поняла, в чем дело… При встрече в универе она шарахалась от меня, как от зачумленной.

У меня окончательно созрела мысль об эмиграции, я договорилась о фиктивном браке и (или) покупке полноценных еврейских документов, и советовалась с умными людьми, чтобы решить, что лучше и как: родители бы никогда не подписали согласия на мой отъезд.

Но пока решала, я неожиданно поступила в универ… на любимый философский… Так как я поступала туда 8 раз в течение 3 лет, каждый раз теряя надежду, сжимая зубы и обретая ее вновь, то… эмигрировать я просто не смогла.
Не смогла чисто эгоистически: меня не особо волновало то, что моя сестра, муж сестры, папа и, возможно, мама лишатся работы в случае моей эмиграции. Я… так хотела изучать философию, а в эмиграции когда еще денег на универ заработаешь, это еще если уедешь – без нотариально заверенного разрешения родителей…

Тогда я решила разменять родителей через суд. Это было сложно, но не невозможно. Если бы мы разменяли квартиру добровольно, то родители бы получили по однокомнатной в ебенях, а я – комнату (а если бы подождали да повыбирали, то и тоже однокомнатную в тех же ебенях). Через суд означало всем по комнате.
Для этого нужно было найти ТРОИХ ответственных квартиросъемщиков, желающих улучшить свои жилищные условия через геморрой… пардон, самый справедливый в мире суд. И не один раз найти, а ТРИ. Разных. В суд нужно было представлять варианты три раза: и каждый раз – разные… С момента совершеннолетия за полгода я успела предоставить ДВА варианта…

…Но тут моя сестра внезапно влюбилась в мужа своей однокурсницы, развелась с мужем, а затем и она, и ее новый муж отсудили у своих бывших супругов по комнате.

Я дала себе слово, что НИКОГДА на моей жилплощади не будет прописан человек, чужой мне по крови. И это слово я держу до сих пор.

А пока судились, они приехали жить к нам вместе с племянницей, дочкой сестры, и даже успели родить племянника. Сестра доканчивала дисер по математической логике. Жили они в МОЕЙ, бывшей бабулиной комнате. Племянница - с дедушкой, а я, соответственно, - с мамой … Семь человек…

Я переехала жить на кухню. Повыбрасывала в коридор из кухонных шкафов кучей всю жрачку и посуду сестры и родителей, а взамен поставила свои книги.
ОНИ купили в каждую комнату по электроплитке – разогревать, а готовили, когда я была на работе или в универе.
Тогда я пригласила друзей отметить «новоселье».
Попросила приятелей не снимать уличную обувь и вообще не стесняться…
После визита милиции, в скандале принимали участие не только родители, но и сестра с новым мужем… все против меня… и против друг друга… по моему и другим поводам…

А что? ОНИ не «отпускали» меня жить в коммуналку, выигранную в суде сестрой. И, как ни странно, сестра с мужем и двумя детьми туда тоже ехать не желали… В 14,5 метров из 14, 5 метров… тоже коммуналки ведь… Нет, не хотели и все… Ведь маленькие дети, а наши родители так рвались помогать с внучатами…
Потом, когда мы снова стали разговаривать, она очень об этом жалела и признавалась мне, что на нее затмение нашло… Но при чем здесь я?..

После еще нескольких «новоселий» на кухне, когда сестру забодало по утрам переступать через спящие пьяные тела, чтобы разогреть новорожденному малышу кефир, дочке и мужу - завтрак перед садиком и работой (все на одну электроплитку в ее комнате не влезало)… меня отпустили…

…в коммуналку. Мне только-только минуло 19 лет…
Бля, я лишний год прожила с уродами…

=======
Мои посты про квартирный вопрос при социализме:
1. Чтобы разрешить «квартирный вопрос» при развитом социализме, нужно было:
2. МОЙ «КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС» ПРИ РАЗВИТОМ СОЦИАЛИЗМЕ – "ЕЩЕ НЕ -Я"
3. МОЙ «КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС» ПРИ РАЗВИТОМ СОЦИАЛИЗМЕ: и тут выхожу Я, вся в белом…
4. МОЙ «КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС» ПРИ РАЗВИТОМ СОЦИАЛИЗМЕ:чужие здесь не ходят
Tags: ЖКХ, друзья, коммуналка, соседи, социализм, университет
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 151 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →