olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

Рождественское 98 лет назад от Солнца России

Друзья, чтобы порадовать вас в рождественские праздники, перепечатала рассказ "Рождественское" из журнала "Солнце России", выпуск от недавно наступившего 1917 года. Автор Мюргит: возможно, это литератор Попова Варвара Александровна, судя по Масанов И.Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей.

девочки
На Елке. Художник Е. Муравьева. Из Солнца России. 1917 год, № 371 (13).

Рождественское.

Как бы ни был хорош праздник сам по себе, он неизменно приносить с собой некоторое разочарование.
Слишком уж много приурочено к этому дню разных ожиданий и требований.
Прислуги недовольны недостаточной, по их мнению, роскошью подарков.(Месячное жалованье да де-Микотоно-вая юбка. Аспиды!)
Господа недовольны благодарностью прислуг, и без того стоящих им, по выражению одной дамы, les yeux de la tête.

Карательная экспедиция швейцаров, дворников, полотеров и компании "сеет наглое опустошение",—как сказано в неизданном, но сильном стихотворении "Современный Аттила".
На улицах непривычно пусто.
Трамвай не ходит, магазины заперты, хвостов нет.
И рад бы постоять, да негде.
Сиди дома без всяких впечатлений.
Это нам-то, привыкшим к общественной жизни в хвостах, к смертному бою в трамваях, к бешеной скачке за переполненным вагоном, дающей полную иллюзию быстрой езды.
А какой Русский не любит быстрой езды!

Хорошо еще у кого дома есть дети.
С этим народом не очень-то загрустишь и задумаешься, до такой степени все у них нелепо и неожиданно.
— Отчего не зажигита елка?
— Пора зажигивать елку!— с утра в первый день праздника хлопочут и волнуются дети.

А когда, наконец, загорится огнями нарядное деревцо, дети на него и не посмотрят, занятые новыми игрушками, хлопаньем хлопушек, набиванием ртов пряниками.
Разве только младенец на руках у кормилицы встрепенется при этом зрелище и зальется благим матом.
Его поспешно унесут купать для успокоения нервов, а елка будет догорать, чадить и гаснуть,
"Ни чей благосклонный не радуя взор",
как три пальмы в стихотворении Лермонтова.

Зато все игрушки тщательно детьми рассматриваются и, в случае нужды, немедленно совершенствуются.
Лошади отламывается голова, чтобы можно было кормить ее через шею.
Кукла, приклеенная к коляске, насильно высаживается из экипажа, а на ее месте вопреки всем законам природы, желает устроиться сама маленькая хозяйка. В результате, конечно, тр-р-рах! и отчаянный детский визг:
— Няничка, я упала!
А все-таки хоть минуточку да посидела в волшебной кукольной колясочке, с золотыми колесиками.

— Что же вы, дети, не благодарите тетю Машу за сюрпризы, которые она вам прислала,— упрекает одна умная бонна на другой день после елки своих воспитанников.
— Слез-то, слез-то сколько было!— обращается она уже к самой тетушке. — Пока развертывали, все переколотили.
И что же, эти дети попросили на следующее Рождество у тети Маши опять такие же чашечки с сюрпризами.
Уж очень интересно было, как чашки разбились, фрейлейн бранилась и они плакали.

Если детям подарить денег, то они немедленно начнут ломать себе голову, на что бы их истратить, причем, конечно, о ценах, о деньгах и о богатстве, они имеют самое фантастическое представление.
За рубль, по их мнению, можно купить все на свете, а тридцать копеек — это нечто вроде нашего миллиона.
Одна маленькая девочка, обладательница как раз такой суммы, упросила гувернантку старшей сестры ваять ее с собой в гостиный двор за покупками, с тайным намерением подыскать для себя что-нибудь подходящее.

Зашли, между прочим, в большой книжный магазин, где на полках стояли книги в красивых с золотом переплетах, а в глубине магазина, по железной витой лестнице, вверх и вниз бегали приказчики.
Лестница в перспективе казалась совсем маленькая. Приказчики — совсем игрушечные.

Девочка не вытерпела вырвала свою ручонку из руки гувернантки и храбро подошла к сердитому, толстому господину у кассы.
— Скажите, пожалуйста, сколько стоит лавка с приказчиками?
— У нас приказчики не продаются,— сердито ответил толстый, а гувернантка долго бранила девочку за неприличное поведение.

Как будто в четыре года можно отличить настоящее от игрушечного!
Тогда бы и игры ни какой не было, не было бы ни детства, ни елок, ни радости.

Мюргит.


Распутин в Солнце России.


Солнце России, ханжи и завистницы


Новая Иллюстрация. 1912. Номер 21. Художественно-литературный журнал

Вот такие рассказы к Рождеству печатали в журнале "Солнце России" 1917 года. Их читали дети и взрослые. И такие проблемы их тогда беспокоили: как подумаешь, что они не знали, что ждет их впереди, мурашки по коже, и никак не помочь.

Но в тот момент все радовались, ведь Рождество, такой детский и светлый праздник!

И я преодолеваю грусть, радуюсь вместе с ними, представляя, как все мои родные, кого я знала в реальном детстве или только по дореволюционным семейным фотографиям, сидят за поздним ужином в зале у елки за большим столом, прислуга в белом переднике и с крахмальной наколкой в волосах подает блюда, а дети под присмотром гувернантки ведут себя прилично и радуют своим поведением и приятным характером родителей.

Ну, бабуля рассказывала, что в отличие от современных детей, они очень старались.
Но что-то я сомневаюсь: во время дореволюционных рассказов бабушкино лукавство выдавали морщинки у добрых глаз, где оно тщательно пряталось.

Берегите себя, радуйтесь и чтобы только все у вас было хорошо!
А то я так старалась, совсем замучилась из рассказа этого всякие яти убирать.

Tags: Рождество, Россия, СМИ, Санкт-Петербург, литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

Recent Posts from This Journal