olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

Вольво не вольво или русский туристический автобус 90-х в Финляндии

В середине 90-х я первый раз поехала в Финляндию в шоппинг-тур и столицу Хельсинки посмотреть, и все было настолько ужасно, что думала, что больше не поеду никогда: на обратном пути ночью при более 20 градусах мороза сломался русский туристический автобус Вольво, а у меня началось расстройство желудка.
olga 1990
Выглядела olhanninen в лихие 90-е примерно так, если сканнер не врет.
А случилось следующее:

Как многие из петербуржцев, поехала я в Финляндию за шмотками на туристическом автобусе, который ночь едет, день в Хельсинки, а на следующую ночь возвращается обратно.
Накупила всего нужного вместе с подругой, которая все про магазины знала, по списку, даже в музей Атенеум ухитрилась заскочить, хоть и дорого.
А на обратном пути вечером в автобусе довольные отоварившиеся туристы ели бутерброды, которые взяли с собой, запивая их пивом: хотя в автобусе туалета не было, водитель обещал останавливаться по требованию.

И вдруг прямо на ходу автобус задергался и сломался, а водитель припарковал его у обочины, где останавливаться нельзя, но что же делать, если машина не едет?
Включил аварийные огни, через некоторое время приехала полиция.
Полицейские позвонили в финский автосервис Вольво, потому что ехали мы на автобусе этой марки, а у водителя не было мобильника, это начало 90-х, тогда у большинства не было. И водитель успокоил пассажиров, что скоро приедут ремонтники и все наладят.
Полиция уехала.

Сидим, ждем, болтаем. Гм, пиво пьем.
Наивные.

Финны из автосервиса Вольво приехали через полчаса. Водитель им открыл капот, и тут начался кошмар: водитель по-фински и по-английски вообще не говорит, едет во второй раз, и совсем не понимает, почему финны, заглянув в механизм, пожав плечами и что-то ему сказав, направляются к машине, садятся в нее, машут ручкой и собираются уезжать.

Мы на все это смотрим с переднего сидения автобуса. Уже немножко нервничаем и вообще-то после пива хочется в туалет, а от нервов еще больше, но за окном -20, со стороны автобуса скала, с другой стороны - оживленная трасса, за которой чистое белое поле.

В автобусе начинает тоже холодать, потому что не работает обогреватель, раз мотор накрылся.

Русский водитель обалдевает, пучит глаза, что-то говорит, разводя руками, потом хватается за дверь машины автосервиса, вытаскивает оттуда одного из финнов-ремонтников, тащит в автобус и просит кого-то их туристов перевести, в чем дело.

На помощь коллеге выскакивает из машины другой финн, и так они втроем с матюгами заваливаются в автобус.

Выясняется, что по-фински из туристов не говорит никто, а гида мы оставили в Хельсинки, потому что свою работу она выполнила, рассказав нам, где магазины и как до них дойти.

По-английски говорю только я и еще несколько слов все остальные туристы.

А я чувствую, что у меня с желудком совсем что-то не то, то есть не только пиво выпила, но и особенно бутерброд с маслом, сыром и колбасой, который лежал в автобусе вторые сутки, съела совершенно напрасно.

Но мужественно начинаю переводить, что говорят финны. И тут выясняется, что финны - простые работяги, и тоже по-английски не очень.

А мой живот бурлит не на шутку.

Но финны этого не слышат, и, подхватив меня под белы рученьки, вытаскивают на мороз к капоту.
Водитель открывает капот, все снова туда смотрят.

И тут молодой финн, напрягшись, говорит:
- Это не Вольво.
Перевожу водителю, на что тот взрывается:
- Как не Вольво, какое не вольво, вот документы, смотри!
Финны смотрят в документы, потом в мотор, снова в документы, снова в мотор.
Финн постарше морщит лоб и изрекает, тыча в документы:
- Тут Вольво.
- Вот видишь, Вольво! - радостно кричит русский водитель, - Так пусть ремонтируют!
- Но здесь не Вольво, - указывая на мотор пальцем, говорит молодой.
- Вольво не вольво, какая к бесу разница, пусть ремонтируют! - взрывается водитель.
- Мы - вольво, - хором объясняют финны, указывая друг на друга, - он - вольво, я - вольво. А это, - указывая на мотор, - не вольво.
- Но здесь написано, что вольво! - орет на финнов, потрясая документами водитель.
- Вольво, - дружно соглашаются финны, - тут вольво. Но там не вольво.
- Ладно, спроси их, могут ли они отремонтировать то, что обязаны, вот договор!
- Так мы не вольво не ремонтируем, мы по договору ремонтируем вольво, а это не вольво, - снова указывают на мотор финны.

И так, где вольво, а где не вольво, они разбирались полчаса, пока я с писком "Извините, мне очень жаль!" не бросилась под колеса проезжающей мимо машины.

От скрежета колес совсем рядом припустила, как заяц, лихо нарезая круги я летела через трассу, со всех сторон визжали тормоза, мигали фары, кричали люди, наконец, провалилась по пояс в снег...

Не буду утомлять вас, друзья, физиологическими подробностями по просьбе любимой подруги и тогдашней питерской соседки goldfond, напомнившей мне эту грустную историю, когда я только что вспомнила:

Волга Немцова с механизмом от мерседеса

Ну, вы поняли, что в данном случае все было наоборот: в автобусе вольво был мотор не вольво.

Потом все пассажиры долго мерзли, пока ждали какой-то жуткий старый финский школьный автобус, который отвез нас к границе Финляндии с Россией, где был, наконец, туалет. Какое же это счастье, теплый туалет, вы бы знали!

Не поверила бы тогда в молодости, не то, что буду жить в Финляндии, но что вообще после такого шоппинга приеду туда еще раз, а оно вон как вышло.
Tags: Россия, Финляндия, машина, молодость, туалет, шоппинг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments

Recent Posts from This Journal