olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Category:

Мнение обывателя: Жижек, ты неправ! - про нацизм и сталинизм


1. ИСТОРИЯ ЛИЧНОЙ ТРАВМЫ
Мне с 10 лет как-то неловко было жить, зная, что ради моего счастливого детства уничтожили царских детей, пусть и не совсем детей – подростков… пусть не только ради моего счастья, а - миллионов других советских детей тоже…
Не то, чтобы мне было этих главных маленьких буржуЁв жалко, хотя и было, если честно, но больше – как-то тревожащее и необъяснимо некомфортно: это счастье, что я родилась у своих родителей, а… ведь могло бы случиться, что у царей… и тогда…

Потом я узнала, что ради счастья немецких детей – как его понимали плохие родители-фашисты - уничтожали еврейских, и дети об этом знали – ведь когда-то дети все узнают, причем, не успевая вырасти, а, по-прежнему оставаясь детьми, – как бы взрослые от них это знание ни скрывали: ради спокойствия детской души, естественно…
Дети же - хорошо воспитанные люди, они не будут сразу огорчать любимых родителей вопросом: «Значит, это ради меня пролились слезинки других деток, это чтобы я жил, их убили, да?»
Но не думать об этом не смогут… И тогда некоторые из них, не выдержав думы, вопрос все-таки зададют…

В те годы мы знали, что в капиталистическом мире ПОСТОЯННО происходит так: счастье детей богатых обеспечивается угнетением бедных, которые голодают, страдают, плачут, но… этих детей все же не убивают впрямую.

А тут как-то неприкрыто, кроваво… фу…

В чем видит границу между угнетением и убийством ребенок? Да в наглядности. В возможности перечислить убитых конкретных детей и рассказать их истории.

…Почему, читая Жижека, мне пришли в голову именно убиенные царские и еврейские детки? Честно признаюсь: вспомнилась личная травма.
Ведь примерно так, как я рассказала, я думала в детстве, и именно это сравнение угнетало моих родителей, именно за него их вызывали в школу, а они наказывали меня…

Это ведь очень впечатляет: были детки, а потом раз - и нету. Куда делись?
Про царских деток я спросила в школе. Учительница ответила, что - им поменяли фамилии, отдали в детдом, перевоспитали, - и телефонным звонком на работу вызвала в школу моих родителей.

Где-то через год я спросила: «Когда фашисты забирали в концлагеря еврейских детей, что говорили немецкие? Ведь они жили рядом, дружили, ходили вместе в школу, так? Значит, они не могли не заметить их исчезновения. Что им объясняли взрослые?»
Учительница ответила, что немецкие учителя и родители лгали немецким детям, что еврейским - поменяли фамилии, отдали в детдом, перевоспитали, - и телефонным звонком на работу вызвала в школу моих родителей.

Тогда я тугодумно сложила 2 и 2 – научили-таки… И высказала результат вслух, на уроке, что точно также учительница лгала мне, когда я спросила об убитых царских детках… Эх, не выдержала я воссиявшей истины, - еще не научили…
Директора почему-то интересовал только один вопрос (правда, в разных проекциях): откуда, от кого, когда и при каких обстоятельствах я узнала, что царских деток убили?
Но я почувствовала задним местом, что правду говорить о том, что подслушала разговор сестры с друзьями, нельзя, - хоть тресни, пусть и задница эта сестрица и меня ни в грош не ставит… Ну, тогда я и вообразила себя партизанкой на допросе, и отвечала одно: «А разве нет?..»


2. ЧЕМ ЛИЧНО МНЕ НЕ УГОДИЛ ЖИЖЕК

Казалось бы, правильно пишет Жижек в книжке "Два тоталитаризма": =Сталинизм воспринимал себя как часть традиции Просвещения, согласно которой правда доступна любому разумному человеку, независимо от степени его извращенности, вследствие чего каждый должен отвечать за свои преступления. Для нацистов же вина евреев являлась фактом их биологической конституции: не было никакой необходимости доказывать, что они виновны, их вина состояла в том, что они были евреями.=

Но не совсем: в реальности не бывает абсолютно чистых форм нацизма или социзма – нацисты нелюдьми считали и коммунистов (и прочими отклоняющимися от поведенческого стандарта), а при сталинизме в разряд нелюдей попадали целые народы. Другие, не такие, как надо. А за гомосексуализм сажали и тут, и там.
Названия же нацизм или социзм даются, конечно же, по превалирующему признаку – на что основной упор делается, кого уничтожают больше – национально или социально неправильных.

1) возможности приспособления и иллюзия защищенности

Надо признаться, что Жижекова интеллектуальная смелость не знает границ: =Мы должны набраться смелости и честно признать, что сталинские чистки были в каком-то смысле более "иррациональны", чем фашистское насилие.=
Какой матерый человечище, а мы-то и не знали...

Но, вернемся к нашим баранам, - что же это означает для обывателя? Как ему выжить, приспособиться, если уж попал в ту или иную общественную задницу?

Жижек пишет, что при нацизме если ты не еврей, не гомосексуалист, не коммунист, не выступаешь против власти, а соблюдаешь жесткие правила поведения, то ты - в безопасности. У вас с государством налаживаются весьма рациональные отношения соблюдения общественного договора. А при социзме защищенных нет – правит бал иррациональность: сажают и уничтожают невиновных в том, в чем их обвиняют. Но социзм все равно лучше, заключает автор.
Попробуем разобраться, - прав ли он, а если нет, то почему.

«Мы в полной мере осознаем его чудовищные аспекты, но тем не менее считаем приемлемой "остальгию" (Ostalgie - тоску по Востоку): можно снять фильм "До свиданья, Ленин!" (Goodbye Lenin!), но картина "До свиданья, Гитлер" остается немыслимой. Почему?» - спрашивает Жижек и в своей всегдашней манере, не отвечая, перескакивает на другой предмет.

Неправда, фильм "До свиданья, Гитлер" вполне можно снять. Настолько же, насколько возможна любовь к маме-нацистке, вполне честному и доброму человеку в частной жизни, там, где речь не идет о коммунистах, евреях, гомосексуалистах… О том, что мама пролежала в коме разгром нацистской Германии, потом вдруг очнулась, а любящее чадо скрывает от нее истинное положение дел, чтобы не расстраивать тем, что мир изменился…
Да куча подобных второсортных сентиментальных лент и произведений существует. Правда, в основном без демонстрации выхода из комы– кому оставили сериалам, которые отрабатывают деньги медицинских корпораций, получаемых за поддержание жизнедеятельности овощей…

Почему подобные картины возможны? Потому что люди жили и при нацизме, и при социзме, абстрагируясь от очень многих неприятных вещей, которые они вполне закономерно передоверили государству. Как? Как обычно живут - заводя семьи и работая, смеясь и плача, танцуя и тоскуя.

Разве что, в отличие от иных систем больше времени тратили на общественную жизнь в форме митингов и собраний.

Да, иллюзия защищенности при сталинизме больше: берут тех, кто виноват. Меня взяли по ошибке, а все остальные… И НЕ докажешь – как ты можешь верить тем, кто рядом с тобой в камере, где доказательства, что их взяли по ошибке?..

Только не надо забывать, что мы говорим не о защищенности, а именно об иллюзии защищенности при социзме. А вот при нацизме защищенность была вполне реальна. Разница в иррациональности. (А чем она обусловливается я покажу ниже – п. 3) фактор времени.)

До сих пор речь шла о близких – классово или национально. А если так случилось, что ты – действительно чуждый? Как замаскироваться и выжить?

При нацизме - сложнее, чем при социзме – сложно, но можно изменить убеждения, забив на коммунизм (лучше при этом сменить место жительство – от греха, соседи-то все помнят), еще сложнее - сжав зубы от отвращения, жениться и исполнять супружеский долг; а вот национальность изменить невозможно, даже замаскировать не удается: бьют-то не по паспорту – ну, изменил цвет волос, бровей, но не оттенок же кожи, не форму носа, губ и т.п.

При социзме выжить, казалось бы, проще и возможностей для маскировки больше – скрыл происхождение, опростился, перековался, покаялся, стал нужным, всегда "за"…
Но и власть не дурная, а то с чего бы это вдруг все из рабочих-крестьян стали, вот из-за таких, как ты и спускали разнарядку на поиск замаскировавшихся, примазавшихся вредителей… И… случайно брали не тех… стыдись!..

2) иллюзорность надежды на перековку

«Чего стоит хотя бы тот факт, что в день рождения Сталина заключенные должны были слать ему поздравительные телеграммы из недр ГУЛАГа; при этом нельзя себе представить еврея, посылающего подобную телеграмму Гитлеру из Аушвица.»
Никакого равенства совков сверху донизу перед историческим разумом из этого не следует, что пардон, то пардон – а только то, что у еврея нет надежды стать немцем, а у заключенного ГУЛАГа есть – перековаться из врага в честного строителя коммунизма или доказать трудом, что он не враг. Что его упекли по ошибке - не доказать, а вот манифестировать лояльность можно.
Вон ведь сколько великих людей перековались – А.Толстой, И.Павлов да и сами-то большевицкие главари не из рабочих и крестьян, а поди ж ты… Это, конечно, люди заслуженные, не нам чета, им в лагерях свою преданность доказывать не надо… Хотя и из старых большевиков, вон, оказалось, сколько замаскировавшихся врагов, - не поймешь ничего, - так что остается нам, маленьким людям, терпеть и доказывать, доказывать и терпеть, ну да не впервой, ты клади кирпичную кладку, Иван Денисыч, не отвлекайся…

А у еврея такого выхода нет – как же ему доказать, что он не еврей? Вот и не писал Гитлеру поздравлений, покаянных писем и просьб о пересмотре дела – смысла не было.

Другое дело, что надежда на перековку была иллюзорна – в газетах не печатали о том, что тот или иной бывший зек стал стахановцем или орденоносцем, даже если такие случаи бывали, то их скрывали – и сами герои, и государство… Но все-таки была: отсидеть, выйти и жить как все… (Для молодежи и иностранцев пояснение: уехать из страны было нельзя, одно желание подобного означало бы, что не перековался, а значит, выйти из лагеря не можешь).
У еврея была другая надежда – отсидеть и в лучшем случае уехать из страны, что и было возможно в первые годы нацизма. А вот доказательства его лояльности государству не требовалось: он не мог быть как все по определению.
Общее в том, что ни о перековавшихся при социзме, ни об уехавших при нацизме в прессе этих стран не писали.

Так что если письмо Гитлеру от еврея из концлагеря невозможно, то фильм «Прощай, Гитлер» - очень даже. Только причины этого гораздо более практические, обывательские, чем кажется Жижеку.

3) фактор времени

«Необходимо проявить принципиальность и провозгласить, что фашизм фундаментально "хуже" коммунизма. Избрав альтернативную позицию, позволяющую рационально и якобы объективно сравнивать два тоталитаризма, мы неизбежно придем к выводу - эксплицитному или имплицитному, - что фашизм был меньшим злом, понятной и объяснимой реакцией на коммунистическую угрозу.»
Это высоколобые придут, эти вообще к чему угодно прийти могут, а обыватель – нет.
Казалось бы, нацизм действительно для обывателя комфортнее в плане обеспечения собственной безопасности именно с точки зрения рациональности: правила поведения ясны и соблюдаются государством, а при социзме – неясны и не соблюдаются.

Но это не совсем так. Это так только на определенной стадии развития системы. Социзм в виде сталинизма существовал дольше нацизма, потому и потребовалась иррациональность. В начале же ее не было, потому что реальных врагов было хоть отбавляй. Просуществуй нацизм подольше – аналогичная фигня бы и с ним случилась: поддержание героического энтузиазма (а героизм без врага невозможен) ради построения системы требует жертв, а что делать, если реальные враги для принесения в жертву кончились? Приносить фиктивных. Начались же поиски еврейских корней промеж немцев, когда всех евреев пересажали… в очередь поставили сочувствующих коммунизму и латентных гомосексуалистов, не говоря уже о развратных бисексуалах…
Развитый героический энтузиазм существует только за счет вытеснения рациональности. Потом умирает. Почему? Потому что иначе начинает вымирать обыватель.

Только этого не знает обыватель ни при социзме, ни при нацизме: он в мире иллюзий живет. И страхи его всегда иррациональны, что вовсе не зависит от того, рациональна или иррациональна реальность, в которой он живет.
Государство всегда говорит, что правила соблюдаются, а у него нет возможности узнать, так это или не так. Потому что если он узнает, то уже поздно – он попался. А окружающие подумают: сам виноват, нет дыма без огня. Что бы попавшийся ни говорил.


4) жижкая альтернатива

=Как могла школа марксистской мысли, провозгласившая своей главной целью объяснение причин провала освободительного проекта, отстраниться от анализа кошмара "реально существующего социализма"? И не была ли ее исключительная сосредоточенность на фашизме молчаливым признанием неспособности повернуться лицом к собственной реальной травме?
Именно здесь приходится сделать выбор. "Чистая" либеральная позиция по отношению к левому и правому "тоталитаризму", заключающаяся в том, что "оба хуже", поскольку основаны на нетерпимости к политическим и другим различиям, отказе от демократических и гуманистических ценностей и т.д., априорно фальшива.=

Нет, альтернативная позиция может быть и гораздо, гораздо «хуже» и совсем не фальшива - ни априорно, ни апостериорно - если мы признаем, что в конечном итоге попытка рационально обустроить человеческую жизнь в соответствии с идеалами Просвещения закономерно приводит к социзму. А любовь к своей культуре и нации – к нацизму. Если запустить процесс, конечно…

Нынче, при политкорректности, родители также, как и при социзме или нацизме боятся воспитывать своих детей, с ужасом думают, что их дети на них настучат, если они в воспитательных целях надают им по заднице. Отличие только в том, что раньше детям нужно было врать: «Он меня нашлепал, когда я уличил его в отступлении от линии партии». А теперь нет, достаточно сказать: «Он меня нашлепал». А государство продолжит уже само: «Потому что он тем самым хотел нарушить и нарушил твои права».

И они еще хотят, чтобы люди безбоязненно рожали детей… Даже денег дают, странные, как будто не знают: не в деньгах счастье…

3. МОЕ ВИДЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ

И нацизм, и социзм - общественно атрибутивны: как крайние проявления конкуренции с Другим. Конечно, общественное существование включает в себя и кооперацию, препятствующую доведению конкуренции до уничтожения Другого. Но то одна тенденция, то другая преобладают, и ни одна из них исчезнуть полностью не может.

Думается, что никакое разделение реальности на виртуальную и не-виртуальную, проблемы не решит по определению - и та, и другая содержат в себе обеих.

Никакие совокупные человеческие усилия по построению общества, защищенного от крайностей (типа политкоректности) тоже не приведут к желаемому результату: водичка дырочку найдет (что уже видно на примере того, до какого абсурда доходит реальная и виртуальная формы политкорректности и как от этого абсурда звереют люди).

Наверное, надо с этим знанием об обществе учиться жить, стараться, несмотря на заведомый проигрыш, не допускать крайностей. Чтобы не потерять лицо - исключительно ради этого.

Сегодня быть за правых, а завтра, когда правые заматереют - за левых, – а потом наоборот. Нет, не «бить красных, пока не побелеют, а белых, пока не покраснеют», я не анархист, я обыватель – а потому буду стараться голосовать так, чтобы никто из них не обрел полноты власти: всегда быть в оппозиции – судьба моя.

Никогда не была против убийства детей (и кого-либо иного) вообще. Но я только в том случае "за", когда дети – здесь и сейчас - являются опасным оружием: обвешенные взрывчаткой бегут к толпе, стреляют в людей из укрытия, бросаются с ножом на прохожего в подворотне…
Тогда – да, отстреливать, как бешенных щенков. Ведь бешенство – такая штука, и стар, и млад могут заболеть…
Из чего отнюдь не следует, что надо заранее перестрелять всех на том основании, что они могут заразиться бешенством…

Короче, пугает Жижек европейского обывателя изменением "характера послевоенной европейской идентичности, базировавшейся до некоторых пор на общепризнанном антифашистском единстве.". А нам не страшно: она уже давно изменилась - ни социзма, ни нацизма нам не надо - в равной степени. В целом, кроме отморозков, конечно...

З.Ы. Думается, что исследования того, что именно происходит в мозгах обывателей при нацизме и социзме, никогда не будут особенно популярны в силу травматичности для массового сознания.
Кому же захочется признать, что он не социст и не нацист только потому, что родился в то время и в том месте, где и когда социзм и нацизм не являются общепринятыми нормами сосуществования? Не потому, что он лично против, а именно поэтому.

Что он лев и политкорректен не потому, что вот нравятся ему индивидуально обогащаться чуждыми культурами и помогать бедным, а потому что если он не будет получать от этого очевидное наслаждение, а, например, чувствовать нескрываемое отвращение, то вылетит с насиженного места на хорошей работе, не сможет платить по счетам, потеряет семью и друзей...


Литература по теме:

Н.Вольский. Любовь через страх - забавная (и показавшаяся мне весьма объяснительной) трактовка природы любви к тиранну, рекомендую, осмыслленно через Орвелла (а какая там приведена дневниковая запись Чуковского, как они с Пастернаком проникались Сталиным- прелесть!) -

Посредственность как социальная опасность. Лекция Ольги Седаковой - (там и про Финляндию с Францией)
А, по-моему, посредственность нормой была всегда, можно и геройство сделать ежедневным и заурядным стандартом, было бы желание (и иногда оно было). Маленьких простых людей всегда большинство, но оно не всегда имело правовые и технические возможности агрессивно навязчиво затоплять своей серой развлекухой окружающую среду (см. Ортега-и-Гассет Х. "Восстание масс"). Поскольку считалось не людьми, а средством жизни...

Э.Фромм. Анатомия человеческой деструктивности. XIII. ЗЛОКАЧЕСТВЕННАЯ АГРЕССИЯ: АДОЛЬФ ГИТЛЕР — КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ НЕКРОФИЛИИ. - ужасно неаккуратное эссе (то нет друзей, то вдруг откуда ни возмись закадычный друг "фотограф Хоффман", то ничего не-нарциссического, то искренний интерес к архитектуре, то вообще нет талантов-способностей, то есть - да и вообще - по всем пунктам недоказательно). Короче, получается, что абсолютно обычный для того времени немецкий мужик был Гитлер - кто без прибабахов?.. Ан нет, утверждает автор - "чудовище"; чем же - нет ответа...
=Его фантастические устремления и его дар убеждать неожиданно соединились с социальной и политической реальностью.=
=Слабость воли Гитлера проявлялась в его нерешительности. ... Гитлер умел манипулировать обстоятельствами, чтобы нагнетать обстановку: он подбрасывал в топку побольше дров, перекрывал все пути к отступлению и доводил ситуацию до точки кипения, когда уже нельзя было действовать иначе. Таким образом, мобилизуя всю свою изощренную технику самообмана, он избегал необходимости принимать решения.= И... где тут слабость воли? - Впрочем, весь текст такой...
=У Гитлера была сильная воля, если понимать под этим волю иррациональную. Но его рациональная воля была слабой. ... Люди тоже не были для него реальными. Он видел в них только инструменты. Но настоящих человеческих контактов у него не было, хотя порой он бывал достаточно проницательным.=

Update 20.03.07:
О, горе мне! Почему нет у меня таланта доказать, что в определенные исторические периоды общество самим своим развитием создает такие условия, когда вполне обычный маргинал с достаточно развитой той или иной возможностью влиять на окружающих (гитлеровский "магнетизм" или сталинское интриганство) становится "чудовищем", т.е. бедствием, посредством одних людей уничтожающим множество других?..
А в другие периоды - нет, не могут, хоть тресни - ни общество, ни человек во власти, какие бы у него тараканы в голове ни водились, более того - с определенными тараканами он и во власть не попадет иногда ... и что собственно его тараканы ничего не решают, даже когда попал, а лишь если они созвучны, совпадают с активизировавшимися тараканами миллионов...

Эрих Фромм об этом сказал: =...Гитлер не был гением, и способности его не были сверхъестественными. По-настоящему уникальной была социально-политическая ситуация, в которой он мог подняться до таких высот. Не исключено, что среди нас живут сотни потенциальных фюреров, которые смогут прийти к власти, если пробьет их исторический час.", но вот доказать ему тоже не удалось.
И что способности создавать такие "интересные положения" человеческому обществу, пока оно остается человеческим, не изжить.

Tags: Гитлер, Жижек, нация, социализм, тоталитаризм
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 151 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →