olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Category:

Оч. своевременная книга – «День опричника» посильнее «Матери»: возможность нормальной литературы


Если бы я писала крытыццскую статью, с чего бы я начала? С истории пополам с теорией…
по ходу дела закладывая основы периодизации, которые бы потом дети зубрили в школе… все бы так понятненько, по полочкам – чтоб им долго не мучиться… но мне фигней страдать лень, луччче поднатужусь-ка и сразу философско-литературоведческий трактат для студентов забабахаю…

Но - потом: у меня сейчас много других домашних дел, к тому же скоро страда: ягоды-грибы, раз уже пошли подснежники, то куда они на фиг денутся, - а потому вот вам краткие заметки про сатирический реализм. Понятно, что этот этап возникает после «критического», а в тоталитарных странах после «социалистического», нет? А что вы себе думаете? - смотрите:

Что может быть посильнее «Фауста» Гете? Только пародия. Но исключительно высококачественная, не задорно петросянистая, а – столь вычурно пикантный гоп-со-смыком, чтобы интеллигенция, хоть и плевалась, а, хихикая, зачитывалась так, что за уши не оттащишь: «ой, уморил, нет, так, конечно же, нельзя, но во, билин, дает-то, во, жжет-то как»… Как цитированный в эпиграфе А.К.Толстой. Примерно.

И, ежели такая сатирическая фиговина в противовес сурово-грубо-зримому в существующей в данный исторический момент литературе имеется, то она развивается в актуальном русле, ага, со всеми своими фитюльками типа стилей и жанров.
Ежели же что-то тормозит, ну, никак сатире в данный период не проклюнуться в силу всяких разных заморочек - когда отсутствия талантов, когда воли властей предержащих; то происходит культурный взрыв и возникают новые большие формы…

Ну, например, возьмем… Россию. Нет, я понимаю, что вам история литературы Франции или Германии, а кой-кому из галковскоманов и - даже не к ночи помянутой Англии - ближе, но вот хочется мне для прикола Россию взять. Имею право, как русский человек.

Вот что такое социалистический реализм, а? Только поостерегитесь говорить, что его нету, а то накликаете – сами знаете, что с Берлиозом опосля подобного заявления приключилось. Не, я ничего, чисто по дружбе предостерегаю…

Так вот, возьмем социалистический реализм. Власти известно, что надобно: «Чтоб круче вареного яйца создали средство адекватного отражения-изображения социалистического строительства в одной отдельно взятой стране, которое бы это самое строительство еще и стимулировало! Ясно? Исполнять!»

А литература не понимает слова «адекватно», она вообще тупая и большинство слов не понимает, а вот так вот, не определившись, без философского понятия и употребляет. Чисто дитя, ей-бо. И вместо стимуляции получается следующая фигня: молча покрутив под микроскопом «Девушку и смерть», не просекши сталинского юмора, во избежание и на всякий пожарный на роль «посильнее Фауста Гете» назначается самый тупой соцориентированный роман талантливейшего русского писателя Горького «Мать».
Совершенно сурьезная, но шедеврально бездарная книга занимает место… пародии.

И интеллигенция поколениями ухохатывается по «Матери». А что еще остается делать, - к тому же народные что «Цемент», что «Целина» в зубах вязнут?.. Надрывая животики, интеллигентная молодежь пишет сочинения о влиянии пресловутой «Матери» на становление социалистического реализма в частности и на мировой литературный процесс вообще, прекрасно сознавая, насколько последний о сем без понятия. Получают свои четверки и пятерки, поступают в разные вузы, движут там чего как…

Кстати, со стороны современных филологов вижу серьезное упущение: где, скажите на милость, диссертации на тему влиянии «Матери» на формирование интеллигентской ненормативной лексики при социализме?

А народ? Народная молодежь тупо зубрит горькие «матерные» фразы из учебника литературы, получает свои законные троечки, идет в ПТУ или при врожденной памятливости в идеологические вузы… но ни хера не понимает, потому и безмолвствует.


…Литература, она ж во всем как дитя, а не только в непонимании слов. А литераторы отдельные – тем более. Любят, чтоб не так, как у всех, чтоб интересненькое найти и описать.

А интересненького на всех не хватает, не-а, не понимают – вот хочу поделиться наблюдением: все сколько-нибудь стоящие литераторы писали о необычных нациях – если не о евреях, то о цыганах или чеченах. Но в том-то и несчастье, что ФСЕ.
И Горький, кстати – не исключение – «О евреях».

А подать сюда филологические диссертации на тему "роль интереса к необычным нациям в развитии литературного процесса в Гваделупе" (это к примеру)! Фигонюшки – нету… Дьявольщина какая-то, все им, недотыкомкам, подсказывать надоть…

Нет, чтобы как Владимир Сорокин о титульной нации! О РУССКИХ. – Упс, добрались наконец! - А как не показать место сего творца в общем течении литературного процесса?.. Нетушки, я не такой шелкопер, бумагомарака, как некоторые… я читателю все готова показать, как оно есть…

Тоись, роман В. Сорокина «День опричника» наконец-то по праву занял ту пустующую нишу, Платонову (Платона, не Платонова, но тоже можно проанализировать, чтобы заодно и не пропало) пещеру, можно сказать, в которой ранее слабо теплился роман М. Горького «Мать», освещая нам путь в туннеле. И тем самым он, Сорокин, направил течение русской литературы в нормальное русло, без извращений, а именно – включив извращения, как необходимый и достаточный элемент, в собственно литературный процесс. Ежели непонятно, могу повторить…

Все ждала: ну, когда же?! Ну, когда же хоть кто-нибудь обстебает эти вкуснющие (на полном серьезе - чисто кулинарно шедевральные) длиннющие душедробительные эпопеи Акунина, Хольма ван Зайчика и полчищ несметные Громовых, кто покажет несуразность воспроизведения всех этих «кабы, ежели, ныне, давеча и пр. русицизмов» в наших жжшных и литературных текстах... И вот - дожила, дождалась, радуюсь... И радуюсь вдвойне - поскольку каждое из этих произведений начинала читать, как сатиру, а... облапошивалась: сурьезно все оказывалось, - запущенно, аж жуть...

Ссылки в этом романе Сорокина (как и в любом другом его романе) как раз не непосредственные (на жисть), а опосредованные именно этим конкретным состоянием русской литературы - имперско-национально-русофильским-историофильским... в котором проявляется великолепнейшая черта - Сорокин на самом деле как раз критик из критиков. Он сумел их раскритиковать литературно, создавая из своего отношения вторичное произведение. О Великой России... просто другой империя быть не может, кроме как Великой. Потому что в противоположность Хольму ван Зайчику с его многотомием "Плохих людей нет", Сорокин всю жизнь пишет не менее многотомное ПСС "Хороших людей нет"...

Думается, что все критики обращали внимание на то, что у Сорокина нет своего языка. Но - более того - у него нет собственного героя, дискурса, сюжета. Он может быть кем угодно - и в этом его уникальный стиль, если хотите. И будучи "кем угодно", он этого кого угодно и выставляет в смешном виде - показывает, что кто угодно пошл. И в то же время вкусен. Истинный пародист. Ох, высок, ох, недоступен…

А какие образы, наши, родные, с молоком русской литры всосанные в детстве и во всей последующей интеллектуевой жизни наблюдаемые... Да-да, я только недавно прочитала Головкину "Побежденные" - чем не дама в самолете... А прорицательница, жгущая книги... А Батя... А государыня... А Государь... А два сорта продуктов (и правильно, и гуманно ж – это как выбор между империей и национальным государством!), тока сыр один – «Российский»… А…

Да все, все... - обстебал святое, киберпанок, мать его ети…

Посмотрите, как чудненько, как значительно и трепетно величаво может представляться одно и то же отношение к народу, соратникам, власти, Родине, Государю в том или ином контексте – в зависимости от вашего личного отношения, конечно: мужеложеством или истинной любовью (невозможной без физических доказательств) к соратникам… Ведь никто ж не упрекнет в билядском содомизме героических древних греков – не комильфо… А… чем мы хуже? Чем мы можем быть хуже?..

Боже, как прекрасен групповой секс с однополчанами опричника! Это же наши (и не наши) митинги, футбольный стадион, ррреволюционные стачки, погромы магазинов - все, все, что объединением доводит людей до оргазма - и... имеет ли значение, вставляют ли они куда при этом свои половые органы, если мы все заодно?..

…Жизнь простого человека скушна - при любом строе, во время любых событий - его имеют. А он - нет... Вот обида-то в чем - а тут такая компенсация - литература, кино... И... разве ж кто напишет об этом простом рабочем человеке, читающем про наше славное историческое прошлое, настоящее и будущее? Конечно, нет. Нам напишут, снимут про того, кто хоть как-то что-то делает. Про офисный планктон, чуток приближенный к... Простому осталась - капля! - еще чуть-чуть и... ты будешь творить историю, братан, - поднапрягись!..

Думается, что ничего страшного в этой книжке нет. Совсем. Потому что страшно совсем другое - средства литературы и кино. Принципиальная возможность создать героя. Положительного. И невозможность не искать его в жизни. Тупо и упорно. А неудачу этого поиска списывать на "у нас была великая эпоха", временные недостатки, трудную жизнь, тупость окружающих, заформализованность и т.п.

Давеча варила тройную уху из лосося и думала: «Всем хорош писатель Владимир Сорокин, если бы не врун, при таком раскладе уж даже Похлебкин куда как мне ближе, хоть и зануда обидный порой – «следуй моему рецепту ничтоже сумняшеся да без личных фантазий» - щас, чтоб я и без загибов. А то ведь рассказал, например, Сорокин в интервью про уху с помидорами, я и давай наворачивать – в результате гадость и продукта с трудом жалко, а перед мужем-то как стыдно за русских писателей… Я ж от супруга не могла скрыть, чей рецепт нам так жизнь попортил»…

- Ой, хрюшенька, глянь, какие клоуны – Сорокин таку-у-ую штуку написал!..
- Сорокин?.. Который с помидорами?.. Гадость?..
_ Да-да-да, гадость-гадость, такая гадость, что просто прелесть! Все-таки порой так жаль, что ты у меня а) по-русски ни бельмеса, б) читать не умеешь, глупый ты у меня, тюшенька, у нас с тобой чисто не семья, а государство в миниатюре: я – такая вся из себя интеллигенция с книжками, а ты, милый, - вылитый народ с телеком… как тебя ни холь, ни лелей, ни просвещай…
-А в глаз?..
- Руки! Руки прочь, тиран, деспот, мещанин… Мама, люди добрые, ррреволюция – убивают!
…Вот, тем самым ты и показал свое истинное лицо, практически подтвердил мои теоретические выводы,- и вот кто ты есть после этого, а? Не храпи, отвечай честь по чести!

…А настоящая тройная уха из лосося готовится так: возьмите трех свежевыловленных лососей…
…Ланна… не буду мучить всех, а сообщу только интересующимся - пешите…

ЗЫ.

Ну, быть против этого ужаса в принципе можно как? Он же есть, что же его не видеть? Гневно осуждать? Не лучше ли осознав, осмеять, тем самым лишив ЧАСТИ привлекательности?

Поскольку некая другая часть останется, лишить ее невозможно никакой концепт - вкусность единения и мелочей бытия. А уж их настропалились описывать наши шелкоперы, дай Бог.

Но именно возможность появления подобных романов-пародий и есть становление нормального литературного процесса, которого Россия многие десятилетия была лишена. И это и радует, и - работает против "ужаса".

Tags: Сорокин, империя, литература, нация, юмор
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • 85 comments
  • 85 comments

Comments for this post were locked by the author