olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

Являлась ли Диотима из диалога «Пир» Платона реальной исторической личностью?

Какая разница - существовала физически или нет Диотима из диалога «Пир» реально, если она не оставила никаких собственноручно написанных сочинений и знаем мы о ней только от Платона?
Потому что Диотима оказалась в тренде. Ей сегодня хотят приписать авторство идей платоновского эроса.

Адамово яблоко и ахиллесово сухожилие хотят переименовать в женском стиле, авторки какие-то появились и прочие феминитивы, а теперь платоновские идеи и платоновский эрос решают назвать диотимовыми. Ребята, это даже не идиотизм, а старческий маразм! Потому что никакого приращения нового знания к старому не происходит, его тупо удваивают.
Неужели это все, на что сегодня способны женщины?


Процессия афинских девушек. Восточный фриз парфенона. Лондон. Британский музей.
Только во время религиозных праздников афинянки - в отличие от метэков (ограниченных в правах жительниц других городов и стран) выходили из домашнего заточения и могли показаться на людях как участницы шествия.
Афинская женщина мимо мужчин могла только пройти, распевая гимны хором с толпой других женщин, не останавливаясь: какие нафиг философские беседы?! Кто ей даст?

Немного о реальной жизни (не путать жизнь с мифами Древней Греции) спартанок и афинянок я рассказала в посте Почему спартанские женщины не воевали

Но вернёмся к философствующей Диотиме из Мантинеи. Кто она и кто другие свободные женщины греческого полиса афинского типа.

От подавляющего большинства людей в мире не остаётся вообще никаких следов через пару поколений.
Зачем нам вообще знать, что кто-то из отражённых в литературе персонажей ходил по земле?

Возможно, интересней вопрос - зачем Платону понадобился персонаж женского пола из метэков?

Полагаю, сексуальность древние греки воспринимали иначе, чем мы - как атрибут жизни - сексуальность вообще, а культурной жизни обучают, в том числе и культуре секса. Как научили, так и занимаются сексом.

А чему может научить женщина из семьи граждан? Она может только рожать детей.

Диотима у Платона - метэк , не местная. Гетерой, как Аспазия, например, местная женщина стать не могла, даже если бы захотела, поскольку этого не допустили бы мужчины её семьи. Убили бы при сопротивлении. Либо замуж, либо оставаться старой девой в доме отца, а затем брата или мужчины-родственника.

И лишь иностранка, становясь гетерой, могла получать образование и общаться с мужчинами. Например, о природе Эроса.

И Эрос для неё - связь между знанием и незнанием. Философия.

Цитата:
« - Так кто же, Диотима, - спросил я, - стремится к мудрости, коль скоро ни мудрецы, ни невежды философией не занимаются?

- Ясно и ребенку, - отвечала она, - что занимаются ею те, кто находится посредине между мудрецами и невеждами, а Эрот к ним и принадлежит. Ведь мудрость - это одно из самых прекрасных на свете благ, а Эрот - это любовь к прекрасному, поэтому Эрот не может не быть философом, т.е. любителем мудрости, а философ занимает промежуточное положение между мудрецом и невеждой. Обязан же он этим опять-таки своему происхождению: ведь отец у него мудр и богат, а мать не обладает ни мудростью, ни богатством. Такова,
дорогой Сократ, природа этого гения.»

====
Итак:

Женщина из семьи граждан была обучена заниматься женскими делами (не всеми, даже за слугами часто наблюдал домоправитель) и практически никогда не могла выходить на улицу.

Главным сокровищем приличной греческой женщины была «чистота» её влагалища - то есть принадлежность её тела только мужу, как гарантия того, что рождённые ею дети от него. Для этого и высокие сплошные стены вокруг дома - а узкая улица города - ущелье, в котором было прохладно в жаркий день.
Женщина - живая часть внутренности дома. Неграмотная. Греки не учили девочек читать и писать.

Душа женщины никого не интересовала в отличие от её способности рожать детей.

Очень похоже на переписывание Платона, если мы станем называть его идеи и эрос в честь ничего не написавшей женщины.

Ещё раз: неважно, кто подал идею, а важно, кто придал этой идее приемлемую для других форму в письменным виде для нас.

А не вообще one baba said.

Идея Диотимы , если она была реальным человеком, существовала для Сократа, рассказавшего о ней Платону.

Если бы Платон эту идею не поведал миру или бы его диалог не дошёл до нас об этой идее мы бы не узнали.

Никаких диотимовских или сократовских эросов не было и нет поэтому, а есть платоновский эрос.

Что вообще означает маска Диотимы у Платона? Я не знаю и продолжаю думать, зачем ему женщина - одна из немногих в его диалогах.
Причём метэк - свободная иностранка, живущая в Афинах.
Отличается ли какой-то женственностью сказанное ею от высказываний мужских персонажей?

Но я уверенно утверждаю, что у Платона, как и любого нормального афинянина его времени все персонажи его диалогов - маски, как в греческом театре.

А кто в греческом театре играет женщин? Конечно же, мужчины. Они просто надевают женскую маску, исполняя женскую роль.

Эта проблема роли, маски - меня всегда очень интересовала. Многие реальные люди изображены в различных произведениях искусства.

Но можем ли мы на основании того, что говорят в произведениях искусства изображающие их персонажи, судить о чувствах и мыслях исторических реальных людей, изображённых автором.

И тут снова вопрос прежде всего к автору: насколько адекватно он изобразил или исказил историческое лицо и зачем он это сделал?

Как мячик от стены, когда играешь в теннис сам с собой, вопросы постоянно возвращаются к автору произведения.

Вывод: говорим ли мы о Протагоре, Сократе, Диотиме, Алкивиаде, мы говорим об их представлении у Платона,
то есть
мы говорим о Платоне, который на время становится одной из своих масок.

Так что Диотимы нет, как и Сократа. Для нас нет никого, кто бы не оставил после себя востребованного людьми текста.

Человек может породить нескольких или многих, но через два-три поколения максимум его забудут.
А вот если он породит классный текст, его могут помнить веками, а некоторых аж тысячелетиями.
Более того, будут помнить его персонажей и - хи-хи- спорить об их реальном влиянии на автора.

Зачем умножать сущности?

Слушайте, а ведь все эти феминистские штудии и есть умножение сущностей!
Удвоение созданной мужчинами культуры. Приписывание им женского значения, которого не было. Было рассуждение мужчины по поводу женщин и того, что бы они могли сказать, если бы были... гетерами.
Не более того.

Зачем же сегодня это удвоение и таким образом - воровство?
Сейчас есть все возможности для женщин создавать свою философию. Вперёд!

Но нет. Никто не хочет вперёд, больше, выше, лучше: в рамках феминистского дискурса авторки хотят только присвоить то, что создано другими - мужчинами.

В данном случае «открыть», что идеи Платона принадлежат Диотиме.

А как же идеи Алкивиада, Федра, Федона и других персонажей Платона? Их можно обижать сколько влезет, пренебрежительно отказывая им в авторстве описанных Платоном их идей, потому что они мужчины или ещё по какой причине?

С мужскими персонажами смешно получилось, да?
А с персонажем Диотимой прокатит, потому что она - маска женщины?

Вы что это творите с памятниками, авторами, историей? Вас же в отличие от древних афинянок чему-то учили, а вы своими руками уничтожаете плотину, отделяющую вас от звериной дикости широких народных масс.

Неужели больше некому сказать: ребята, пардон, дамы, а не вы поехали ли вы кукухой с этими феминистскими, гендерными, возрастными, расовыми исследованиями, вы не ошизели от гуманизма и либеральной демократии?
Tags: Афины, Греция, феминизм, философия
Subscribe

Posts from This Journal “Греция” Tag

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

Posts from This Journal “Греция” Tag