olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Category:

3. Порно-литературный пост-бальзаковский период. СЛЕДЫ ОТ КУПАЛЬНИКА

Продолжу разговор о том, что близко нам всем – о порнографии. Вернее, закончу. Поскольку этот пост – последний, в котором я, как и планировала, расскажу, что я думаю о ней в данный момент, - а про свое отношение к ней в детстве и молодости - уже написала ранее.

Обратите внимание, как молод этот философский дискурс, между прочим – ну-ка, знатоки, когда порнография стала его легитимным элементом, а?.

Итак, что же там у нас с ней?.. А-а-а. Вот что: позор, срам и позор на мою седую мелированную голову! Жижисты, дети мои, простите ли вы когда меня за то, что в прошлом посте про порнографию покушалась на самое святое в русской и европейской цивилизации, не говоря уже о мусульманской и иже с ней – мужскую гетеросексуальную задницу, словом и, порой, делом? О, горе мне, несчастной! А также, имела бестактность напомнить о величайшей интимной тайне нашего времени – что оральный секс бывает обоюдным. Ужо снах, кожей чувствую ваш плевок на моей неухоженной могилке. И нет мне прощения во веки веков, непутевой.

Или, может, все-таки?

Когда я смотрю фильмы Пазолини, меня всегда умиляет один момент. Вы поняли, тоже обратили внимание, да? Я знала, что не одна такая - придирчивая. Ага, они самые –
следы от купальника на голеньких телах актеров, которые играют героев (и даже богов) явно не из нашего времени. Не мог Пазолини этого сам не видеть, - значит, зачем-то ему они были нужны, если тональным кремом замазать не приказал. Может, условность происходящего подчеркнуть хотел? Хотя куда уж дальше и больше.

Короче, оставляю объяснение и этого кинематографического феномена на вашей совести, и пусть эта метафора выглядывает из всех недостатков моих сочинений как хитрющий Пьеро из дырок затасканного занавеса бедного деревенского театра. О, как я могу сказануть, но редко пользуюсь присущим мне от природы поэтическим даром из скромности, и поэтому расскажу вам весьма прозаическую историю с финским этнографическим колоритом:

Вчера подхожу к мосткам, а к соседним, метрах в 50, подпрыгивая на абсолютно тихом озере приближается зигзагами моторка. Причаливает не так, чтобы сразу попадая в нужное место, - чувствуется, что лодочник явно поддавши. И выбирается из нее худущий юноша под два метра, качаясь, пересчитывающий перила и распевающий какую-то весьма мелодичную народную песню, а Харон вслед этому бритому наголо Орфею вкручивает по-мужски и -фински, ессно:

- И какой ты, на фиг, после этого Стенька Разин, если нас на бабу променял?! Как мог ты, нечестивец, разрушить эзотерическое мужское братство ради примитивного сексуального акта не пойми с кем, - если б еще хоть баба симпатная была, а тут - ни кожи, ни рожи, ни сисек, ни жопы? Где твоя мужская честь и совесть нашей эпохи?

А Орфей к товарищу не прислушивается, и, знай себе, радостно напевает, хватаясь за перильца.

И в этот момент с визгом тормозов, сделав круг почета и, обдав Орфея веером из песка и гальки, подлетает на мопеде крепко сбитая полутораметровая длинноволосая блондинистая Валькирия в возрасте Джульетты и мотоциклетном шлеме. Оч. вовремя отбросив в сторону мопед, подскакивает к Орфею, пересчитавшему последнюю штакетину перильцев, и, ловко перекинув через свое девичье плечико, прекращает его свободное падение. Орфей складывается пополам как Пьеро, при этом ни на минуту не прерывая лирического напева. А Валькирия, одной рукой придерживая любимого, кулачком другой грозит Харону, призывая Аид поглотить его к бебеням, если он с подельниками еще хоть раз напоит слабохарактерного Орфея до столь свинской степени.

Харон, поначалу обалдев от таких бури и натиска, некоторое время молча заводит мотор, и, ободренный его урчанием, оттолкнувшись от пристани на безопасное расстояние, разражается гневной речью, в которой проклинает и направляет прямиком в породивший Хельхейм всех тех, кто не есть истинные мужчины, вкупе со всеми их родственниками, друзьями и знакомыми, машет любовникам на прощанье вытянутым средним пальцем, одновременно, - на всякий случай, - ощупывая крепость бицепса, и привычными зигзагами улетает в небытие на индивидуальном плавстредстве.

Сигаю в озеро, плаваю, фыркаю, отряхиваюсь, вытираюсь, влезаю в мягонький халатик, а на обратном пути – ну, да – подглядывала!!! – периодически оборачиваюсь, прикольно ж наблюдать, как Валькирия, напялив на Орфея шлем, пытается усадить его на мопед, с которого он падает, как только она нажимает на газ, пытается сам отряхиваться, горько извиняется, обнимает и целует Валькирию, клянется в том, что ради нее готов на все, встает на колени (это ему сподручней, чем на ноги), целует ей руки, балансируя оседает на мопед, но – увы, падает снова и снова, при этом продолжая что-то напевать. А Валькирия – ругается, смеется, колотит Орфея, ласкает, отряхивает, целует и – тоже подпевает.
И что вы себе думаете?
Таки она все ж упаковала и как-то увезла свое певучее счастье – добилась своего, упорная: вот это – настоящая любовь!. Когда я после сауны поднялась в квартиру и вышла на балкон, в округе все было тихо и спокойно, как обычно.

И я весь вечер думала – наверное, мы отсталые тут, в деревне-то, извините, в финском городе среднего масштаба, а по-русски если, то в поселке городского типа с 22 тыщами народу. Подумайте сами: кругом порнография всякого рода, женят гомосексуалистов и по телевизору показывают их свадьбы на порядки чаще, чем гетеросексуальные, газеты полны разнообразными сексуальными предложениями на предмет за так и не за так чего как.

А героине моего сегодняшнего поста, маленькой финской Валькирии, почему-то нужен именно этот конкретный Орфей, хоть и пьяный в сосиску. Не подружка-лесбиянка, не съездить в Доминикану потрахаться с представителем иной расы и цивилизации, не помастурбировать у бесплатного порно-канала всеми имеющимися в продаже под. ,пардон, подручными секс-средствами, а вот нет – любовь у нее, хочет по-старинке. Какая странная девочка, да? Совсем несовременная. Подружка-лесбиянка несравненно лучше поняла бы сложную женскую натуру, быстрее разгадала бы секреты ее тела, а уж порно-кино с вибратором-то куда надежнее живого мужского полового члена, а захочется к нему еще и чужого тела, то копейки стоит в недоразвитых странах, да и у нас уже давно есть межрасовый выбор. А ведь нет, почему-то, не то.

Может, ей к психоаналитику пора, лечиться, Валькирии-то? И Орфею – туда же? Явно ведь описанные мною со всей возможно документальной тщательностью подростки ощутимо отстают в развитии от заявленных достойными подражания цивилизационных паттернов.
А кто-то мечтает, чтоб молодежь совсем сексом не занималась и о нем даже и не думала. Но так не бывает – хотя некоторые и врут. Особенно впавши в старческий маразм.

- Все-то ты знаешь, тоже мне: может, твоя Валькирия давным-давно все эти огни, воды и медные трубы перепробовала!
– Гм, вполне допускаю, что она не девственна – ни физически, ни гносеологически. Более того, есть у меня в том сугубая уверенность – ребенку уже все про секс и около интересно, а подростку с гормонами во всех местах – и барабан в руки.
А что это меняет, если Валькирия из всех радостей жизни выбирает бытие с Орфеем?
- А завтра она выберет Харона или Эвридику, или обоих зараз!
- Ну и что?
- Сблядуется твоя Валькирия! Сопьется и снаркоманится, а потом покончит с собой, потому что в круге порно у нее пропадет смысл жизни.
- Я лично не знакома с Валькирией, но мне хочется верить, что с ней этого не произойдет. Более того, у меня для этого есть кой-какие основания: на данный момент она непьющая, за рулем, влюбленная и упорная девушка.
- Ой, ну и фиг бы с Валькирией, ты о других подумала? О миллионах детей, которых развращает вся эта порноиндустрия и вообще все вокруг?
- Подумала, что нам нужно поменьше этих миллионов в силу явной нерезиновости земной экологии. Поэтому если с десяток миллионов порнуха, наркуха и спидуха погубит, то остальных сделает сильней. И мудрей. У них культурный иммунитет выработается. Если не делаешь по неграмотности, то нет никакой твоей в том заслуги; но это же высокий уровень культуры, когда знаешь, что и то, и се можно, и так, и эдак – а не делаешь. А и то - зачем нам в здоровом обществе лишние некультурные шизики, не умеющие жить? Так с помощью зрелищ и им сопутствующих развлекух современные правительства гуманно провожают в сладостный последний путь тех, кто выбрал его сам, поскольку не научился интеллигентно развлекать себя в одиночестве и находить радость в простой жизни и общении с любимыми людьми. Мне кажется, что это - эвтаназийно-евгенический процесс, социальный отбор, знаете ли.
- А если твои дети, внуки?!!
- И я Вас люблю. Займитесь своими. Берегите их!

И продолжаю думать: расстроило меня описанное в предыдущем посте знание о римлянах, которые в общественном туалете вели беседы, еще раз подчеркнуло их чуждость, инакость. А что в принципе человек делает один или вдвоем, но без посторонних свидетелей, у себя дома? Что есть его прайвиси, куда пускать других, кроме доктора, да и то в самом уж крайнем случае считается неприличным, неуместным? Рождается, спит, занимается сексом, испражняется, умирает и. думает.

В думанье вообще невозможно кого-то запустить, и это не просто так, что мы не обладаем телепатией – представляете, какой был бы ужас, если б невозможно было от посторонних скрыть ход своих мыслей? Многие бы хотели стать телепатами - по разным соображениям – ан не выходит. Мы можем человека подвести к мысли, запугать, обмануть, лишить иных источников информации, но – до чего он на самом деле додумался, никогда не узнаем. А сказать он нам скажет – только лапшу с ушей собирать замучаешься.

Вся европейская история – борьба за прайвиси, за то, чтобы все большее количество хомосапов этими вещами могло заниматься не на людях, когда достойной жизнью виделась жизнь со своим местом, которое ты не делишь ни с кем из родственников или, тем более, не-родственников. Чтобы не скопом в одном пространстве сношаться, испражняться, рождаться и умирать на глазах друг у друга, а чтоб у человека имелось свое, отдельное жилище.

Получили. И вдруг со всех сторон поперла порнография – добившись, наконец, прайвиси для большинства хомосапов, мы в нем тут же заскучали и стали с пеной у рта спорить о том, как нам правильно заниматься всеми этими вещами под крышей дома своего, рассказывая и показывая окружающим все интимное в деталях. Вынесли из избы и сор, и постель на всеобщее обозрение. Такие вот странные, коллективные созданья.

Пока с прайвиси было в массе напряженно, интеллигентская высокая культурка, т.е. того слоя, где с прайвиси как раз все было в порядке, интимные процессы в подробностях большей частью в художественной литературе не описывала, а как масса приобрела места для интима, описание интимных процессов стало необходимым элементом в том числе и культуры интелов. Вот ведь, билин, какая петрушка получается с квартирным-то вопросом.

Правда, нам все это объясняют гуманизацией и привлечением внимания к человеческим нуждам в комплексе, - а не связывают с массовым ужасом одиночества, объявшего дикаря, получившего возможность жить культурно, т.е. свободно, самостоятельно выбирая. Ну и флаг им в руки, культурологам-гуманистам.

А я вот не гуманист никакой, потому и полагаю тотальное распространение порнухи во всех культурных паттернах результатом массового жлобства торжествующего коллективистского быдла, получившего отдельное жилище. Где ему оказалось нечего делать, кроме как рассматривать свою письку. У которой сразу же выросли поистине монблановы проблемы. У пиписьки, а, следовательно – у самого хомосапа. Надо же – какое откровение. А вы думали он Гегеля изучать станет? Щаззз.

Отдельное жилье, отсутствие культуры и мозгов плюс пассивный образ жизни и дешевый фаст-фуд, и клиент для просмотра порно- и спортканала готов.

Как-то так случалось у меня в жизни, что порнография проходила мимо или я мимо нее: мне было странно смотреть или читать, как люди занимаются сексом, тратить на это время вместо того, чтобы получить сексуальное удовольствие самой. Да, что-то из приемчиков почерпнула при беглом просмотре популярных брошюр, спасибо им за науку: съэкономили время – но для этого достаточно совсем немногих просмотров-прочтений, и вовсе не требуется наблюдать за чужим опытом постоянно. Как научили тебя кататься на велосипеде, так зачем дальше-то смотреть, как другие катаются, вместо того, чтобы ехать самому? Порнография, ток-шоу и спорт по телевизору – это то, что для меня дико и непонятно по оч. большому счету – зачем это смотреть?

Кстати, и люди, смотрящие порнографию или спорт длительное время, для кого это является хобби, внешне выглядят одинаково непрезентабельно – они несексуальны и неспортивны. А любители ток-шоу обычно косноязычны.

Видите ли, тут задействовано тело, в отличие от искусства, где главенствует дух. Мне никогда не спеть, не написать, не нарисовать так, как великий художник. Зритель, воспринимающий искусство, одухотворен, он взаправду делается хоть капельку, но лучше в процессе приобщения, красивее. На него приятно смотреть, а на зрителя порнухи и типа того - нет.

В ЖЖ за последний год я заметила всего две показавшиеся занятными темы, так или иначе связанные с порнографией – нужно ли маркировать порнографию и как относиться к президентской предвыборной поебке б. студентов философского факультета в московском Биологическом музее.
Обе дискуссии я весьма рекомендую просмотреть, обратив внимание на то, что консервативные ценности с жаром защищают виртуозно матерящиеся люди, для которых мат давно стал не просто привычным, но единственным способом общения. Они не иногда матерятся, а – всегда. Нео-консерваторы, хихикс.

Дабы разобраться в том, что же это такое за явление, порнография - я восполнила пробел в своем образовании, прочитав несколько классических образцов. Пламенно и нежно любимые Сорокин, Пелевин, Уэльбек и пр. классики удовлетворить мой этнографический интерес были явно не в состоянии, поскольку пользовали сношательные образы в явно художественных и промоутерских целях, несколько гипертрофируя детали. (А попробуйте продать ныне художественную книгу без описания сношений – вас не поймут уже на стадии собирания материала).

Для погружения в тему требовались более реалистичные паттерны, при всей их порнографичности все же достойные того, чтобы потратить на них время. Для разнообразия – написанные женщинами. Т.е. женские порнографические романы.

Возможно, я ошибаюсь, но удовлетворяющими этим условиям мне показались книги двух современных писательниц - Ланч "Парадоксия" и Елинек «Пианистка» . Посмотрела также одноименный фильм Ханеке. О, моя любимая Анни Жирардо там как всегда прекрасна. Оч. рекомендую, господа, право же.

Сами книжки к прочтению рекомендовать никак не могу, поскольку по гамбургскому счету они некрасивые, антисанитарные и скучные. И глупые, потому что ничего не происходит с героинями, - которым, кроме того, что они не заразились венерическими болезнями и не подсели на наркоту, нечем больше гордится. Обе они холят и лелеют зависимость от врожденных и благоприобретенных комплексов, им и в голову не приходи избавиться от них и изменить жизнь. И мне их ни капельки не жалко: раз они так по-разному и в тоже время столь одинаково живут, то им нравится. И пусть их – не борцы, не победительницы, неудачницы и дуры. (Кстати, за эту порнуху Елинек Нобелевку получила, впрочем знаем мы это отделение милиции, кому там только паспортов не выдают, в особенности за феминизем).

Есть ли у порнографии общее с искусством и спортом? Мне кажется, да. О чем порнография? О несчастье. О том, как людям НЕ получить удовольствия от секса: стараются-стараются и – никак, тем более на длительной основе. Почему? Потому что неинтересно читать о счастье. Вам интересно читать об удобной, счастливой жизни других людей? Нет. Вся литература не о ней, вспомним Толстого – про «все счастливые семьи». Вот и порнография тоже. Борются, добиваются, теряют, продолжают борьбу, и читателю уже веселей, занимательней. Бороться, искать, найти и не сдаваться – т.е. если что и нашел, то послал и борись дальше, чтобы занимательнее было читать. Сериалы, спортивные состязания – вот что это: закончилось одно соитие, начинается следующее – однотипное, разницы нет.

К реальной нашей скучной жизни отношения не имеющие – мы получаем (или не получаем удовольствия) и занимаемся другими делами.

В результате умственных телодвижений по прочтению всей этой гламурной порнухи меня обуяла грусть, и я успокоилась, убедившись в том, что мои личные комплексы, пристрастия, «извращения» - более чем нормальны на фоне того, чем в слезах, соплях и прочих выделениях с выдиранием волос на всех местах занимаются герои порнографических романов. Думается, в этом – великая польза порнографии: врачи должны настоятельно рекомендовать ее к прочтению в чисто терапевтических целях мнительным истеричкам-интеллектуалкам.

Но они не будут – им не выгодно: они до конца вашей жизни и кошелька будут убеждать вас в обратном, холя и лелея ваши мелкие комплексики и страстишки, раздувая этих комариков до слоновьих размеров. Вам это будет даже льстить, да и тема для разговоров с интимными приятелями появится. Что ж с вами сделаешь, если других тем кот наплакал, хоть так как-то с грехом пополам прокоммуникатируете до логического конца.

В целом, мне кажется, что в порнографии (как и во всех остальных ужастях современного мира) нет ничего страшного для двух типов людей:
1) интеллектуалов,
2) физически здоровых и молодых, с устойчивой психикой.

Ну и фиг бы с ними, со всеми остальными – пусть вырождаются, туда и дорога. Надо только запретить им физическое размножение, а то корми потом толпы извращенцев на свои налоги.

Полагаю, что покупать совершенно незнакомую книгу, о которой ты ничего не слышал и не даже удосужился пролистать в магазине, – то же самое, что ложиться в постель с первым встречным: рискнул, ну и будь готов к любым последствиям, эдакий скучающий авантюрист с кучей времени, которого некуда девать.

Уверена, что подобного с читающим человеком случиться не может. А подавляющее большинство книг давно не читает, тогда - зачем все эти маркирования, т.е. лишние телодвижения, за которые должны платить работающие? Это ж не что иное, как социалистическая вода на мельницу богатых и социальщиков.

Если ж все же маркировать книжки типа порно это или нет, то перед КАЖДЫМ книжным магазином надо вешать красный фонарь: там все порно или содержит его элементы. Секс прочно вошел в дискурс (т.е. огламурился), так что писать без него - значит не продаваться. Да и продажа нынче дело весьма условное. Даже интеллектуалы все чаще пользуются интернетными библиотеками, а не покупают литературу.

В то же время, сегодня порнография перестает быть самой собой, потому что она становится размазанной тонким слоем скучной обыденностью, теряет блеск и соблазнительность авантюрности. Шитьем простынь на швейной машинке она становится – т.е тем же самым, асексульным, что и все прочее. Везде и нигде. Хотите отмаркировать пустоту? Зачем и каким образом?

И - простите, повторюсь - таких книжек про секс или эпизодов, топорно вставленных в боевик, дюдик или лавстори, - магазины. Только их без раскрутки - сиречь ерунды Генри Франкфурта - никто не покупает.

Единственное, пожалуй, что очень неприятно читать про бедных духом, у которых нет вибраторов и презервативов. Нет, пособия увеличивать, конечно, нельзя, пропьют - надо им все эти прибамбасы выдавать бесплатно. Как и шприцы с наркотиками, впрочем.

Книжка - телек(интернет) - улица = примерно такая последовательность опубличивания пространства в т.ч. и по степени возможности от него уклониться. Она вполне приемлема пока - на улице пупки, но еще нет сосков, а в телеке в дневное время на общедоступных каналах - половых органов в развернутом виде, хотя уже имеются внутренности в более, чем достаточном количестве. И даже если появятся, то интернет и телек можно выключить, книжку не читать - разберемся, научилась. Те же, кто не научился - сами виноваты, как и родители, если не доглядели за тем, куда смотрят их собственные дети.

А вот улицу, где порой происходят гораздо более страшные и серьезные вещи - волнения, например, демонстрации и акции придурков, не выключишь. И детей от них уберечь сложнее, чем от порнопродукции, - так что надо работающим обывателям и их женам-домохозяйкам вооружаться и самозащищаться, а не с книжками бороться.

ЗЫ. Вагон и маленькая тележка по скайпу:

Тетенька: а я 120 дней содома пазолини смотрю
Племянница: какая гадость
Тетенька: нюнь, а ты абстрагируйся - это ж пазолинеевые фантазии, не больше - а секс тут для завлекалочки, через него быстрее показать дихотомию власти и человека. И нагляднее: пожалейте меня или убейте, ни феншуя не пожалеем никогда, убьем когда захотим, а пока будешь есть гавно. Ложками. Для этого дадим ложку.
Племянница: некоторые животные едят гавно. в том числе свое. БЕЗ использования ложки
- то есть для них это один из вариантов нормы
Тетенька: ага, остаются только животные реакции в чел. форме, пока дают ложку
Племянница: фашизм
Тетенька: Кстати, сорокин все спер у пазолини, а первоисточник не указывает, может, на него в суд подать, типа он меня плагиаторством оскорбил в лучших чувствах?
Племянница: спереть-то спер, да как-то коряво у него получилось... у пазолини, хоть ИМЯ красивенькое, послушай - ПА-ЗО-ЛИ-НИ
Тетенька: хихикс, хомосапы из фашизма через фашизм в фашизм, иногда отвлекаясь на прекраснодушные мечты, что есть единственное истинно человеческое состояние
Племянница: а ты как думала? зверушки
Тетенька: давай у со-ро-ки-на отсудим бабок за моральный ущерб - с таким именем еще и прет, сцукалово
Племянница: во-во
Тетенька: а зверушков надо защищать, нам веганы не простят, если мы попрем против фашизма и плагиатора-сорокина
Тетенька: теперь поняла, почему Линкола наш финский за зверушков - потому что фашист
Племянница: то есть веганы заставят нас всех жрать гавно? круг замкнулся ;()
Тетенька: не, гавно мы сами, зверушки, жрем, - нас жизнь заставляет, а веганы за нас - круга и не было, мы его придумали только что
Племянница: ага. какие же мы высокоумные бездельницы :)))))))))
Тетенька: а потому что правильно питаемся
Племянница: дура!
Тетенька: тема связи с диетой не раскрыта
Племянница: неправильное ты гавно жрешь, Оленька! вот так
Тетенька: зато экологически чистое и не мутирую, как некоторые


Армагедец – это когда от порно не спрятаться – не скрыться.
Пока можно не смотреть – все нормально. Можно же не смотреть тогда, когда порно в телевизоре, в Интернете, в книге, в кино, секс-шопе, стриптиз-баре. Если же на улице, как секс-парады, то тогда конец, именно тогда.
А критерий вульгарности – у каждого свой. Для меня, например, сериалы - страшнее любого Калигулы. (Только я не смотрю ни то, ни другое – мне некогда).

И еще я дико боюсь ситуаций, как в ”Постороннем” А. Камю и в фильмах, которые остановили мой пробег мимо телевизора ”Человек которого не было” Д. Коэна и ”Захвате Фридманов”, потрясающем по откровенности изображения американского правосудия в охеревшем от педофильной истерии государстве. Но сами эти фильмы не порнография, хотя и про нее. Дело в том, что и сама-то порнография, как я пыталась показать, - про другое.

1. Порно-графический период. Спасибо порнографии за наше счастливое детство!
2.Порно-кинематографический период. Роль порнографии в моей молодости и творчестве
3.Порно-литературный пост-бальзаковский период. СЛЕДЫ ОТ КУПАЛЬНИКА
Tags: литература, любовь, порнография
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 90 comments