?

Log in

No account? Create an account
olhanninen olhanninen

olhanninen


Иногда я думаю

Журнал Olga Hanninen о жизни в Финляндии и путешествиях


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
5. Израиль… Одинокий Иерусалим: зачем ехать, греки православные, правоверный мусульман, девушка с...
olhanninen olhanninen
olhanninen
Подходит ко мне в этом храме одна пожилая дама,
из той же экскурсионной группы, что и я:
" А что это Вы к Гробу Господню не идете?
Не стесняйтесь, милая, очередь стоять ни к чему:
дайте батюшке на воротах десяточку, да проходите с Богом"...
Хяннинен О.Н. Паломничество как 2008 философская категория. ПСС, т. 46

- Ну, зачем, зачем ты едешь в Австралию и эту Новую Зеландию? Понимаю, при советской власти бы захотелось, когда никому никуда. А теперь-то на кой черт тебя несет? Что, тебе Европы мало? Думала, ты с годами хоть в разум войдешь – куда там! Тебе же вредно: там ужасный климат, недаром туда каторжников ссылали, а ты по своей воле, как…
- Мам, это, как минимум, неполиткорректно.
- Очень даже политкорректно, раз у тебя здоровье слабое. Ты в больницу попала, у тебя приступ астмы был, тебе было плохо в Израиле? Было или нет, отвечай?!
- Было. Плохо. И в то же время оч. даже хорошо.
- Но зачем, зачем? Когда все можно прочитать, фильмы посмотреть, интернет тот же, сама говоришь – на любой вопрос найдешь ответ: ехать-то зачем, деньги только тратить?!.
- Но своими глазами увидеть…
- В телевизоре ты тоже все прекрасно видишь – чужими что ли глазами-то? - и на фотографии…
- Разница…
- Какая?
- Личная…

Господа, я мямлила и тупила, - мне было в очередной раз стыдно перед дружным педагогическим коллективом философского факультета ЛГУ им. А.А. Жданова, Ордена Ленина и Трудового Красного Знамени за впустую потраченные на меня силы и годы, - но я так и не смогла объяснить своей собственной маме, какого и чего именно мне надо в А и НЗ, а также что конкретно я получила от визита в Израиль, когда при наличии современных СМИ можно вообще никуда и никогда.
Смогла бы я объяснить это вообще кому-либо? Нет. Поэтому буду над этим вопросом думать дальше. И предлагаю вам всем включиться в дискурс – интересно ведь, отчего нас тянет путешествовать, - разве нет? И все больше и больше народу колесит по миру, мужчин, женщин, детей и стариков… Откуда вообще этот… извините за выражение, тренд? А также - хорошо это или плохо? И кому: может, мы на чью чужую мельницу воду льем, - в смысле деньги, силы и время?..

"И через три дня после Воскресения Господня, по Литургии, пошли мы к ключнику Гроба Господня, и я сказал ему: "Я хотел бы взять свою лампаду". Он же с любовью принял меня, ввел в Гроб, и я увидел свою лампаду, стоящую на Святом Гробе и еще горящую Светом тем Святым. И я поклонился тому Святому Гробу и облобызал с любовью и слезами то святое место, где лежало пречистое Тело Господа нашего Иисуса Христа. И тогда я сам измерил Гроб в длину, ширину и высоту, каков он. При людях ведь невозможно измерить его никому. И я почтил Гроб Господень по силе моей, и тому ключнику подал кое-что немногое. а также худое благословение свое. Он же, видя мою любовь ко Гробу Господню, отодвинул тогда дощечку, находящуюся в головах Гроба Господня Святого, и отделил мне от того Святого Камня небольшое благословение, запретив мне с клятвой кому-либо говорить об этом в Иерусалиме. Я же поклонился Гробу Господню и ключнику и, взяв лампаду свою с маслом святым, вышел из Гроба Святого с радостью великою, обогатясь благодатью Божиею, неся в руке моей дар святого места и знамение Святого Гроба Господня. И шел, радуясь, как некой сокровище богатства неся. Шел в келью свою, радуясь великой радостью".

Игумен Даниил, русский паломник (1106-07 гг.)</small></div>

В первом приближении у меня вытанцовывается слово «ощущение». Да, я читала, думала, видела муви и пикчи, могла расспросить живущих в Израиле друзей чуть не о каждой улочке, деревце, кочке, ручейке и руинке… Но мне хотелось на них всех посмотреть в живую (в т.ч. и на друзей, естественно), подышать местным воздухом, покупать тело в тамошних водах, самой насобирать ракушек и камней…
Хорошо, а вот если техника со СМЯми разовьются дальше некуда и можно будет поиметь фильм не только со звуковой дорожкой, но и с тактильной, обонятельной какой-нибудь, или надеть что-то вроде скафандра и… ощутить себя по полной программе где угодно, а в бОшку тебе будет одновременно закладываться всякая глубоко научная инфа про страну, как таковую… И, вот тогда, когда вообще все-все доступно, все-все знания и ощущения, то тогда тоже будет страстно хотеться тащиться за тридевять земель? Или, матрица-шматрица, будем все трупьями лежать да с умным видом балдеть по своим хатам с краю?..

Не знаю, давайте думать вместе…
А пока суть да дело, расскажу-ка я про свои недавние иерусалимские ощущения, а вы уж сами решайте, какое отношение и к какой такой реальности они имеют…

1. КАК МЕНЯ ГРЕКИ ЧУДОМ-СПИРИДОНОМ СОБЛАЗНЯЛИ, НО НЕ ПОДДАЛАСЯ Я… (Пикча прилагается)

Нынче ветрено и волны с перехлестом, опять меняется погода на еще более худшую, поэтому я чувствую себя… как уже давно и привыкла, и, следовательно, не могу не вспомнить не менее смурной весенний день с Иерусалиме, когда облака неслись по свинцовому небу, как сумасшедшие, а я наперегонки с ними по улицам этого, как в конечном итоге оказалось, не менее вечного, города.

По-быстрому наставив на путь истинный и продуманно взрастив очередной Санта-Клаусный миф в сердцах израильской католической молодежи, только собралась я перекурить, задыхаясь на бегу от сознания выполненного долга, как промеж грудей в меня уперся толстый палец:
- Ты записалась в добровольцы православная?
- Дааа… - в ужасе заблеяла я по-русски на англо-язычный вопрос, выронив изо рта сигарету и поднимая глаза от пальца все выше, и выше, и выше и, наконец, упершись в гиганта ровно в два раза меня выше и в несколько больше раз толще. Верую, что единоверец в районе моей грудной клетки ничего такого не хотел, кроме как на резком повороте этим своим ненавязчивым жестом остановить мой стремительный бег, просто туда случайно попала его длань шаловливая, хотя крестик у меня и болтается в районе шеи, а в лифчике как раз вшит потайной кармашек для слишком крупных денег и кредитных карточек на всякий случай,- если уж быть совсем феминистической постоянно уточняющей все на свете термины занудой.

- Тогда, сестра, тебе - сюда, - палец вместе с лапищей переместился мне на плечико и втолкнул меня в парадняк, сложив почти что пополам, такая маленькая оказалась дверка, - я бы ее и за врата никогда не приняла, сперва подумала, что это - большое (зачем?) окно подвала… да и вообще не обратила бы внимания – мало ли где крестов в Иерусалиме нарисовано, может, это Али-Баба неполиткорректный постарался, кто его знает, не буду же я повсюду все хрестьянские символы проверять, в конце-то концов, делать мне больше нечего.



Так мы оказались во внутреннем дворике, где на веревке сушилось разноцветными флагами белье, а под ним вокруг костра сидели все эти люди и что-то там в кастрюле подозрительное подмешивали… Я еще подумала, что, может, следует им сказать, что белье закоптиться, да и веревка может подгореть, тогда оно все упадет в костер или в грязь рядом, но… они вообще не обращали на меня никакого внимания, хоть бы мой проводник стал меня тут же на кусочки насиловать или резать, полагаю. Стеклянными гляделками смотрели сквозь мою значительную личность, а с ним гортанно о чем-то долго разговаривали.
- Дай мобильник, - и, представьте, я настолько была не в себе, что отдала бы и кредитную карточку, - просто гипноз какой-то на меня напал, если б, конечно, я была не я, а лохушка последняя, но я сконцентрячилась, как любил говорить мой первый покойный муж-таксист-фотограф, и с простецким видом поинтересовалась уже на с детства родном бейсике:
- А зачем?
- Так батюшки в церкви нет, надо ему позвонить, чтоб рясу надел и спустился.
- У меня нет мобильника, никогда не было, и вообще я не знаю, что это такое, - запричитала я, горестно подперев ручкой щечку, и выпучив из-под очков честные глазищи.
- Что ж ты раньше не сказала? – удивился гигант, и, кряхтя, пронес свою тушу тело десять ступенек вверх и позвонил в дверь, - Стой здесь. – А куда я денусь, если дверь во двор щелкнула замком? И потом, если я побегу, вдруг он на меня прыгнет и раздавит? Да и вообще интересно, что дальше будет. А вот вам разве не было бы? Вот и мне тоже!

Молодой батюшка в рясе и шлепанцах спустился через несколько минут и отпер тоже небольшого размера дверку с крестиком. Мы вошли внутрь. Пока я щелкала пикчи чистенькой церквушки, батюшка, наскоро объяснив мне, что у данной церкви длинная история, перешел к самому главному – чуду. Так и сказал, что самое главное в жизни – это чудо. С чем я, хорошенько подумав, не могла не согласиться.
Так вот однажды в этой церкви служитель с благоговением стирал пыль с иконы св. Спиридона и вдруг увидел, что она сама собой ОТПЕЧАТАЛАСЬ НА СТЕКЛЕ. Чудо? Чудо.

Да, я своими глазами видела этот негатив, и вы тоже сможете, если пройдете по адресу, указанному с сохранением авторской орфографии на выданной мне визитной карточке:
Archimandrite Amfilochios Superior of St- Spyridon Monastery Old City of Jerusalem P.O. Box 1454 Jerusalem Israel Tel. 00972 545672733

«Поэтому надо помочь материально» - батюшка, не буду возводить напраслину, этот вывод не озвучил. Как только он от чуда перешел к современному международному положению и роли греческой православной церкви в ем, я, врушка в святом месте, а что делать, сваливать-то надо, - забегала глазами и попросилась к отколовшейся от меня по дороге группе всех как один православных туристов, которых я, как только, так сразу и приведу вот прямо сюда и тогда мы дослушаем все вместе… Когда я стала настойчиво греметь мелочишкой в церковной копилочке, батюшка, скрепя сердце, меня отпустил, взяв клятвенное обещание сразу по возвращению помолиться вместе…

…Но на пороге меня перехватил в медвежьи объятья проводник – вот он и озвучил все и даже больше:
- Двадцатник - батюшке, мне – полтаха, и идем солнцем палимые по всем остальным святыням православного человека. Долларов, конечно. Лучше – еврами.
- Дяденька, я откололась от группы, меня по всему городу ищут уже, скорее всего, полиция на ногах со всех ног, я дико спешу, вот тебе десятка шекелей за развлекалово, не виноватая я, ты сам меня нашел, я тя не просила меня по подворотням таскать, ты сам меня насильно впихнул, глаз разунь да смори на будущее, кого тащишь, я те не девочка, всЁ, ё моё, братан – ты меня не знаешь, я тебя не знаю, и разбежались, как в море корабли, пеши в Урюпинск, чудило, на родном албанском, не перепутай…

…С этими словами я, наконец, отковыряла ржавый дворовый замок и выскочила на улицу… И понеслаааась… душа в рай… как на крыльях… Надо же, чуть не обули, во наивняк дает… Делаааа…


Когда в конце пути, меня занесло на Виа Долороса, то поразило, конечно, многое, но вот что особенно:

1. ТЮРЬМА, где сидели Христос и Варрава (тоже грекам теперь принадлежит, только почему тогда надписи на русском?)



2. ОТПЕЧАТОК руки Христа на стене дома, где он оперся передохнуть, вокруг которого долго пели монахини, а я все никак не могла разобраться, в чем фишка, вокруг которой собрались больше трех, - пока мне один из богомольцев не объяснил, что монахини эти молчальницы, поэтому не приставайте к ним с вопросами и попусту дергать их за одежду бесполезно, а надо иметь совесть и подождать своей очереди целовать здесь:



Когда же я на следующий день на экскурсии набралась смелости и спросила экскурсовода:
- Послушайте, ну как же так, какая же тюрьма и отпечаток руки Христа на здании, если Иерусалим разрушили до основанья, а затем? Неужели им за это ничего не будет, ну… тем, которые… это все тут… поноводелали?.. Грекам и вообще… Эт все вообще-то, как, законно?.. Что, каждый, может, вот пришел, и… если мне что явится, то – тоже ничего и можно? Прямо здесь, на месте и приступить к бизнесу?.. Или все-таки надо быть как минимум по имени-фамилии Рон Уайетт товарищем, а по максимуму - так и самой императрицей Еленой?..
Гид меня не понял:
- В смысле не будет? В смысле законно?
- Ну… за обман народа… это ж даже и не опиум, а и не знаю что…
- Какой обман, какой опиум, какой бизнес, - Вы о чем это?
- Ой, извините: пустяк вылетел…

2. КАК МЕНЯ СПАС, НО ЧУТЬ НЕ ОГРЕЛ ПАЛКОЙ МУСУЛЬМАНСКИЙ СТАРШИЙ ГРАЖДАНИН В ПЛАТОЧКЕ С ОБРУЧЕМ (Пикча прилагается)

Многим кажется, что почувствовать себя зажиточной путешествующей европейкой приятно или уж, по крайней мере, прикольно. А вот и ничего подобного, если стоишь в толпе мусульманских детей и ни бе, ни ме, ни кукареку, а – ни с места.

Шла я шла, глазея по сторонам, пробиралась партизанскими тропами по узеньким улочкам мусульманского квартала, а за мной шли дети и просили:
1. денег,
2. в гиды провожатые, чтобы, ессно, срубить с меня их же.
Сначала они просили ненавязчиво, т.е. шли сзади и канючили, периодически прихватывая меня за куртку. Но постепенно их полку прибывало с разных сторон, а потом как хлынуло мощно спереди, так наша демонстрация и застряла: больно узкие там отходные пути – не для деликатных европейцев деланы.

И вот стою я себе и думаю: как выходить из положения, если все тело зажато детьми. А они к тому же галдят «гив ме мани, гив, гив, гип, гип, ура!», но простых слов на общечеловеческом языке «сори, бат лет ми, пипал, мать вашу, гоу, что за на» понимать не хотят. Никак.
Минуту стою, две, три…

Если бы я раньше интересный разговор с М. Дорфманом разговаривала про детскость, воспитание и насилие сильно верующих, то я бы его тогда вспомнила добрым словом, но так как это случилось потом, то вспоминаю только сейчас. А в тот момент я думала – угадайте с трех раз! – ага, пральна, ничего от вас не скроешь: о смысле жизни - почему я не птица, почему не летаю, а то бы подхватила себя под коленки и как Карлсон с моторчиком – что ж я, просто так в клетчатых же штанах, что ли?… А чем еще в подобном положении можно заниматься, чего все ждать-то, надеяться и верить?

И вдруг, откуда ни возьмись, из подворотни выскакивает старик старший по званию, и палкой этих невинных крошек, палкой! У меня аж слезы на глаза навернулись… Отходил, по чему попал, тока так, в три тычка, тут они и разбежались со смехом пополам в разные стороны…



Но лишь я, будучи, если кто не знает, истинной дамой, приятной во всех отношениях, решилась поблагодарить доблестного рыцаря, как вижу – матушки мои, че деется – а он-то на меня с той же клюкой надвигается аки по стене таракан тать в нощи: невинную жертву погрома перепутал с источником беспорядков, - о, дает! Это он к старости слаб глазами стал, вероятно, из лучших побуждений, а не специально, хочется же не потерять веру в людей окончательно, а то - как жить дальше…
Или у него внезапно обострилась идиосинкразия на клетчатые штаны у мелированных блондинок… надо же, как оно все разнообразно у разных-то народов протекает…
Но самым правильным в тот момент было явно не выяснять политкорректные наши взаимоотношения, а уносить ноги, что я и сделала, как приличный человек, набегу все же пробормотав, почему-то по-фински, «китос». И вам желаю того же в подобной ситуевине. Если уж попали…

…Между прочим, мы в МОЕМ детстве НИКОГДА у иноверцев денег не просили!

З6 лет прошло, а помню, как сейчас, как на даче, в погожий день, в Репино, цыганишь у бабули 15 копеек на мороженное: «Бабунь, ну папа ж с мамой все время говорят, что детей надо приучать к самостоятельности, а ты нас в центр одних не пускаешь. Это нечееестно!!! К тому же мы можем в магазин сходить, что ж ты все время надрываешься как фигаро здесь, фигаро там. Сама ведь говоришь… Нет, Сашку мы с собой не возьмем, сама посуди – какой из него защитник! Тащи потом его барахло, вечно он все забывает, даже молоко в магазине, следи за ним там. И вообще - девочки не нуждаются ни в какой защите!»

(Сашка был внук директора музея Ленина и, как-нибудь поссорившись, а ссорились мы постоянно, мог и заложить по злобЕ).

…Бабуля глядит на асфальтированную дорожку из-под руки козырьком. Мы медленно бредем, солидно держа авоську я в правой, Алка – в левой руках. Вот он, новый поворот…и….

…И пасторальные окрестности горкомовских дач и детских садов оглашаются диким индейским кличем «ПУРУКУУУУМИ!». Я выхватываю у Алки авоську, бешено кручу ее над головой, и мы несемся под гору к гостинице «Репинская». Вот уже видны они, вожделенные финские автобусы. С горящими глазами и воплем «пошли-на-хуй-суко-блять-че-зенки-вылупила-ща-я-тебе», получая тычки, щипки и подзатыльники от конкурентов-детсадовцев (детей воспитателей детских садов) «тока-ебаных-горкомовских-нам-тут-на-хуй-не-хватало», мы вливаемся в дружную команду, осаждающую финских туристов…

В отличие от бесхозных детей щастье наше длилось недолго: нужно было вовремя вернуться под присмотр вечно бдящей бабули… Но – с сознанием выполненного долга и ощущением вечного блаженства жвачки… И еще несколько ластиков были заначены на неопределенное – когда еще отпустят! - будущее…
А на сэкономленные на сахарных трубочках деньги можно было купить «Беломор» или две «Шипки»… Вот время-то было, а? Не то, что нынешнее, когда пачка ЛМ синего up to 5 euro!

…Именно там, в Иерусалиме мне пришла в голову – не буду скромничать – гениальная БИЗНЕС-ИДЕЯ - номер почитай что тысячный, а все не плотют враги рода человеческого - рекламного жвачного клипа (Эй, рекламщики – читать можно, а делать без моего авторского согласия – ни за сто!).

Маленькая, накрашенная по самое не хочу и под готскую эму девочка достает из сумки ластик жвачки.

Крупно надпись: «Жавачка обыкновенная». Эмка секунд 30 ее медленно и с отвращением жует под грустную народную песню: «Она жует свой орбит без сахара и вспоминает всех, кого трахала».

Смена декораций и мелодий на веселые и оптимистические «ах вы сени мои сени сени новые мои».
В кадре появляются счастливые, вдохновенные и чистые лица советских октябрят и пионеров при значках и галстуках, сквозь их школьную форму мистически мерцают скромные детские православные крестики. Они, взявшись за руки, окружают финский автобус, из которого выходят радостные туристы, с улыбкой раздающие детям пластинки жвачки, и все вместе скандируют:
«Фошизем не пройдет! Назад к истинным вечным моральным ценностям нашего детства! Да здравствуют мир, дружба, пурукуми!»

Крупно надпись:
«НАФАРЦОВАННАЯ.
Самая сладкая – жвачка вашего детства.
Теперь навсегда ваша – ибо с натуральным сахарозаменителем!»

3. ДЕВУШКА С… ЭТИМ… САМЫМ-САМЫМ… (Пикча прилагается)


Из Иерусалима ехала я обратно уже поздно вечером на рейсовом автобусе и мучилась соблазном. А потому что мне попалась удивительно симпатичная соседка с…
Садится рядом, ОН встает между нами во всей своей строгой и неприступной красе, а она любезно интересуется:
- Вас не беспокоит?..
-Да нет, что Вы, что Вы, как Вы могли подумать, что… ОН может меня обеспокоить?! Отнюдь. Оч. даже и наоборот.

Едем домой.
А я к ней все поближе придвигаюсь. Ну, больно хочется ЕГО получше рассмотреть. Она (отстраняясь, с легким удивлением):
- Вы в порядке?
- Да окей я, окей, только вот…
- Что?
- Да так, ничего, музыка навеяла…

Уж Тель-Авив близится, а Германа все нет желание все нарастает, и нет мне покоя. А как высказать невыразимое?
- Милая девушка, Вы - такая милая… Нельзя ли Вас попросить?.. Мне так неловко…

Она (отшатываясь, с удивлением переходящим в брезгливость, ща с сидения спрыгнет… вместе с НИМ… нет, я не могу этого допустить, я преодолею свою нерешительность и…):
- О чем это?!.
- Ээээ… Ну… Будучи воспитанным человеком, я не могу настаивать… Ни в коей мере не рискнула бы Вас попросить… потрогать ЭТО… у нас в Европах фиг кто даст потрогать… да и не увидишь просто так, на улице, чтобы близко, если сам не того, понимаете, чего, да и не такие они… Я даже не знаю, какие они у нас!..
- ЧТО???!!!
- Ну… сами понимаете… ЭТИ… но право же, Вам это ничего не стоит, а мне будет так приятно… и… сфотографировать… на память…
- ЧТО. ВЫ. ХОТИТЕ???
- Энта… ну… того… вот так: не Вас, без лица, что Вы, я все понимаю… но… вот Ваша нога рядом с моей ногой… а между нами… ОН… ЭТО… такой хорошенький… как будто, сам так и просится…

Облегченный молодой гогот:
- Ха-ха-ха, пожалуйста, снимайте!..

И… вот вам результат (Тель-Авив, двери открываются, моя нога - в клетчатом, ее - в хаки, - и прошу не путать! - а между нами… м-м-м, о! о! о!
Сами видите, что не чемодан, хоть и не совсем чтобы по-честному между нами, но ведь совсем почти, - правда? - как-то она все-таки ухитрилась перетянуть ЕГО на свою сторону, что даже мне стало всей из себя обидно от такого проявления незаслуженного недоверия, хоть я и промолчала, не подав виду, а покраснев и надувшись…):



А все равно завидно? То-то…

Вот так я погуляла одна в Иерусалиме в день да у них там святого Йоргена каждый день всегда с тобой! пятый своей поездки, в понедельник, 31 месяца нисана марта, года 2008 в белой плаще с кровавым подбоем куртке и клетчатых штанах, шаркающей туристской походкой, всегда ваша первопроходимица olhanninen…
Есть, что вспомнить! Теперь и вам тоже…

(Права типа запатентованы на все про все: дайте денег, а?
Мне теперь все лавры древних православных греков покою не дают… каждую лунную ночь, - между нами, интеллигентами, говоря. И даже в дождь, а к перемене погоды – так все тело ломит от этой мысли.
А птица-тройка не дает ответа… ей бы только в биржевые кризисы играться, детский сад, чесслово…
Ау, билин, там, на стоянке торпедных катеров, есть кто живой-соображающий?!.)

ЗЫ мораль:
НЕ ходите, дети, в Иерусалим гулять, тем более - одни, а то получатся у вас вот такие три религии, типа как у меня. А слушайте гида, верьте ему, как самому себе, и вам воздастся. Аз. Буки. Возможно, что и веди. Но последние - без гарантии.


promo olhanninen june 25, 2017 17:33 37
Buy for 10 tokens
Первый раз вижу фотографию скульптуры с заштрихованным бюстом. Сразу возникло множество вопросов относительно использования изображения живого человека. А ограничивает ли сейчас закон использование фотографии и шире - образа - человека? Можно ли с изображением другого делать все, что угодно? Чем…

Спасибо! Рада, что Вам понравилось.

Хорошо писано.
Про детей понравилось. Вообще, палка - чудесное воспитательное средство для детей и взрослы.
А что за машинка у девушки - видать плохо - не пойму. В сети была чудесная история о девушке-часовом, которая на посту мастурбировала надульником М-16. :)

ОН мне не был представлен. Поэтому я этим чудесным незнакомцем восхищалась на расстоянии. Только пальцем ненароком ткнула несколько раз, чтоб убедиться в объективной реальности.

Да, костыль мусульманина, да и просто - порой самое вразумляющее средство, согласна.

Ужасти какие Вы рассказываете про мастурбацию на посту. Это надо законодательно запретить во избежание травм. Предлагаю внести в Устав полевой службы, а всех девушек обеспечить своременными сверх-скоростными вибраторами.

спасибо. здорово, что вы вернулись и всё рассказали )

Занятно написано. Вы - журналист?

Спасибо!
Нет, я домохозяйка. Правда.

Кстати, в "Комсомолке" такой тренд идет уже давно, люди по редакционным заданиям влипают во всякие заморочки, а потом рассказывают. Хотя бы за деньги. А я... по глупости, навреное, не могу удержаться. Но прикольно же...

Ну замечательно же, как обычно! Так держать!
Притом, что путевые заметки – едва ли не самый трудный жанр, как и мемуары. Трудный если писать их для читающего, а не для себя, иначе чтение напоминает листание альбома с семейными фото в гостях: хозяин самозабвенно токует, рассказывая, что вот он на горшочке, а вот на детском велосипедике, а несчастный гость украдкой проверяет на ощупь толщину альбома:) Ваши же посты читаешь с удовольствием.

К вопросу, отчего нас тянет путешествовать… Правда, мир за последние 20-30… да чего там, за последние 10 лет изменился настолько… Изменилось само понятие дистанции, вот главное. Раньше пространство преодолевалось, расстояния представали огромными, отсюда целый пласт литературы, основанной на идее значимой смены пространств (ну, всякие «Сентиментальное путешествие», «Письма русского путешественника», «Путешествие из Петербурга в Москву»; Вы и сами знаете). Главное, что представления о далёких, недосягаемых землях рождали соответствующие представления, метаморфозы. Поэтому в стране лилипутов Гулливер является великаном, в стране великанов – лилипутом и т.п.
Нам уже не пережить чувства, которое испытывали Колумб и команда, когда открывали неизвестную землю (открытие других планет, ещё предстоящее, - не в счёт, до них будем добираться не на межгалактических звездолётах, как по-прежнему представляют убогие, а явно как-то иначе, всё ж сингулярность, как говорят, не за горами). Мы имеем дело с совершенно другим пространством, с иными представлениями. Соответственно и чувства рождаются другие.
Где – ты? Где – он? Где – сам? Где – весь?
Там – слишком там! Здесь – слишком здесь!
Жалеть же о старых – не стоит, ведь никто же не жалеет, даже не помнит, о переживаниях по поводу застывшего небесного купола, что сделан из стекла, или о романтике перемещений из С-Пб. в Москву на каретах… в течении нескольких месяцев… бр-р-р…
Мне кажется, что дело обстоит примерно так, но, если я не прав, то пусть старшие товарищи меня поправят.
Ещё раз спасибо за пост!

Изменились расстояния и время, быт полегчал -

большему количеству стало возможно путешествовать, конечно. И ПРИНЦИПИАЛЬНО неоткрытого пространства не осталось - тут уж хоть какой религии придерживайся, не опровергнуть.

И мне кажется, что все эти категории превратились во что-то более личное, поскольку мы массово вписываем свои тела во все новые пространства. К тому же эти категории обросли бытом. В некоторых местах уже буквально не протолкнуться, и Ортега вспоминается чуть не на каждом шагу. Но это уже не восстание масс, а массовое перемещение.

Я бы сняла фильм, как плещутся людские волны вокруг культовых мест. Он был бы ужасен.

А люди стали делиться на тех, кому нужно ощущение иного места и тех, кто без этого может обойтись. Причем к знанию эта диспозиция никак не относится, ведь когда мы путешествуем, то, бывает, встречаем и тех, кто ничего не знает о том, месте, куда приехал. И уезжает не более знающим.

Можно ли сказать, что у интересующегося местом более развитые чувства? Тоже не всегда. Нередко слышишь: "Ой, а что это оно такое? Фи... А я-то думал..."

Метаморфозы происходят и сейчас, но как-то поменьше размером, не столь кардинальные. Неделю назад к соседу приехал кузен из Австралии. И кутается постоянно. А ведь финн. Как-то коптим рыбу в саду, а он вдруг говорит, что какой же он финн, если у него вся кровь сменилась. Во-первых, он уже 18 лет живет в австралии, а, во-вторых, попал там в мотоциклетную аварию, долго лежал в больнице, делали переливание крови. Мне как-то стало немного не по себе. Эту мысль я еще тоже не додумала. Но насчет метаморфоз - да, надо поразмыслить.
Кстати, я в детстве думала, что было бы гораздо забавнее, если б Гулливер действительно сам становился то великаном, то лилипутом... Превращался.

Спасибо, что прочитали. Мне оч. приятно.

Интересно, только "поток сознания" после половины текста начал утомлять своей бессвязностью. Извините, если кого обидел (тм).

Ура, что хоть после половины, а не сразу!

Спасибо, вы так замечательно все написали... аж самому захотелось съездить...:)

Нашла! Главное- путешествие вызвало симпатию

Спасибо!
А съездить обязательно надо - там странно, но... оч. интересно. И в целом мне понравилось, вызвало симпатию оч.-оч. многое. Даже и не предполагала, беседуя с израильтянами, изучая по мере сил страну, рассматривая фильмы и фотографии.

Нет, никто и ничто не виновато - и говорить, что люди не умеют себя подать или ты сам увидеть поданное. Хотя тоже бывает. Но в целом - что-то витальное и трогательное. Пусть и на взгляд проезжего.

Когда говорят: ой, мне так понравилось, там так хорошо, все-все! - То закономерен вопрос - а что ж тогда жить туда не переедешь, когда в наше время все возможно, была б поставлена цель, если еще не оч. страый и больной, конечно?
Или: какая паршивая страна! - Тогда: а зачем поперся или такой дурак, что не выяснил заранее?

Тут другое - и любопытно, и сочувствуешь, но - жить там не хочешь, потому что не твое...

Очень прикольно (смачно) написано! Понравилось.

;-))) Эти автоматы у солдат и солдаток... - просто обалдеваешь. Особенно после России. И только тут я поняла, что женщины ранше в военных находили!... Просто слов нет!...

Побьют нас...

Бодрит, в самом лучшем смысле. Как-то сам подтягиваешься... хотя бы внутренне.

Нас с Вами многие за диких извращенок сочтут, кстати, раз мы такое вслух говорим. Женщина, елыпалы, должна радоваться мирному процессу. И только ему, а не фатазировать на оружие... Женшины, они же знаете, какие мирные существа. Причем все. Щаззз.

И, онечно, личные впечатления... А вот, ксати, замечательная кника для путешемтвпнников, http://igor-torick.livejournal.com/411136.html очень здорово, посмотрите, пожалуйста

Ага, книжки у него симпатичные. Посмотрю обязательно. Он, конечно, меня подставил в этой моей поездке, но какое это отношение имеет к тому, что человек хорошо пишет и дает дельные советы?

Честно говоря...

... В Эйлате и Метуле Вы могли пострелять из такого же. В тире, конечно.
А из пистолета - ещё в десятке-другом мест. :)

Стрелок из меня прям скажем никудышный,

поэтому не получаю от стрельбы удовольствия. Во-первых, минус 7 зрение (записалась на операцию у нас тут, но пока думаю, собираю инфу). Во-вторых, не могу прищурить левый глаз - правый прищуривается, а левый никогда, только захлопывается.

Поэтому в юности предпочитала охоту от бедра веером - один раз удалось так пострелять оленей на Камчатке. Друзья из жалости говорили, что вроде я действительно в кого-то попала... Ох, сомневаюсь: добрые они.

Хо-ро-шо домохозяйка пишет! Как борщ варит: ме-е-едленно, не спеша, тщательно. Зато и борщ/пост интересный/наваристый получается. Ждем продолжения...

А у нас свекла пропала, кстати!

Это сезонное - пока новая не выросла, а старой уже нет - вот и сидим без борща. каждый год обещаю себе затариться накануне дефицита - и забываю! Местная особенность маленького городка - в столицах-то у них особое обеспечение, знаем-с, плавали. Вот муж и везет свеклу из профсоюзной командировки, но ругается - что ты из меня дурака делаешь, молжет, тебе еще старые холодильники куда на крыше возить: забыть не может, как в начале перестройки финны (и русские) в Россию хлам всякий свозили. Да... было дело.

Спасибо, рада, что понравилось!

(А из Вашего платья в теплынь не вылезала - такое удобное, каждый день добром вспоминала!)