olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Categories:

7. Happy now: фермерская археология в Kanyaka и Hills Homestead, Wilpena Pound


День седьмой.
25.10.08
Никто из них, оказалось,
в Австралии не был. Всю жизнь они изучали Австралию издали, как
астрономы. Они знали про Австралию все. Ее краски, ее людей,
запахи, легенды, песни, живопись. Точность их знаний я мог
оценить, лишь вернувшись из Австралии. Я пришел в институт
рассказать о поездке и не заметил, как стал слушать их
рассказы.
lib.ru/PROZA/GRANIN/mesyac.txt
Д. Гранин. Месяц вверх ногами 1966 год



Когда я путешествовала по Австралии и Новой Зеландии, часто думала об этих советских людях, специалистах по всякому разному стран, в которых мне довелось побывать. Не раз вспоминала и своих знакомых преподавательниц английского, которые тоже никогда ни сном, ни духом не мечтали, многие не дожили или уже не могут по разным причинам… А я вот не знаю ничего толком, общаюсь на языке через пень в колоду, и бреду, еду, вижу, потом пытаюсь косноязычно рассказать… Стыдно? Да, и жалко. Ладно еще не было бы средств передвижения, а то сутки – и ты уже здесь, т.е. там, но – в совке было всем нельзя, а сейчас лично невозможно. И бессмысленно чем-то жертвовать, в чем-то себе отказывать, копить, добиваться, загодя планировать поездку…
Может быть, поэтому я стараюсь рассказать так подробно, оправдаться, что ли – я тоже не просто так съездила, видела, помню… Люблю.

Но за каким чертом понесло меня на эту галеру в эту пустыню? Так долго и так плохо мне еще никогда не было; и ведь я заранее знала, что благодаря моим проблемным сосудам иначе и быть не может...
Что это за преднамеренный мазохизм? Но мне было невозможно интересно, что там внутри, вот я и ломанулась на последнем издыхании. Не могло не быть, не могла не: ведь большая часть Австралии – пустыня, а сама она похожа на плоскую тарелку для второго: по краям немножко зелень, а внутри жаркое. И я, скачущая по нему очумевшим ошпаренным микробчиком…
Выглядел этот натюрморт с самолета, наверное, примерно так:


…Основная масса туристов посмотреть на Красный Центр летает самолетом, а вокруг его достопримечательных булыжников объезжает на солидном автобусе, с уханьем изредка выскакивая в раскаленность, хватая ртом вакуум с мухами и вскакивая обратно к кондиционеру. И правильно делает.
Если больная эта масса, конечно.
А вот молодым и здоровым я бы все же порекомендовала скромный пустынный опыт дней на шесть – на машине или экскурсионном автобусе, потому что… ну как же, чтобы шкуркой хоть немножко прочувствовать, что там в этой пустынище такого-эдакого ужасающего, отвращающего и манящего.

…Теперь представьте себе наш кондиционированный автобусик с рюкзачным прицепчиком, что несется эдакой хлипкой моторочкой по миражному пустынному безбрежью, туристы с ужасом пытаются медитировать об выйти-покурить на остановке, руль одной рукой крутит тощий загорелый до черноты Azza, в ковбойской шляпе и ростом в 2 м 05 см, а из динамиков льется его любимая песня, - австралийца, ессно, как в пустыне без патриотизма, – Пита Муррея pete murray happy ground.

Пустынная красножуть начинается сразу, как ты к ней ни готовься и по какой кривой ни подъезжай. Эта мгновенность и окончательность существует не во времени, правы в этом плане аборигены: она и есть, и нет ее, и вне времени, и сейчас, и тут, и вообще: пустыня – самая философская категория, а вовсе не материя, и не дух. Она их единство во плоти.

Поначалу, хоть и чувствуется ее присутствие, пейзажики еще ничего такие, славные, вменяемые, человеческие: винограднички, пшеничные поля, степь…



Немножко настораживают голые высохшие стволы – предупреждение, как в забытых снах, пристальный взгляд из-под прикрытых век. Магия и есть, и нету. Дышать можно, но уже душновато. Хотя нам и повезло с погодой: в первый день в воздухе стояла какая-то блеклая дымка, подчеркивающая нереальность происходящего. А скрывшееся за ней солнце скорее томило, чем жгло. Пограничная атмосфера, погода, территория…

…И все это видится нам через автобусные стекла, на которых у туристов, путешествующих по Австралии, принято писать свое имя, место проживания и рисовать любимое животное.


Мухи… Цокотуха не приходит на ум ваще, настолько они лезут везде, особенно в глазки: пить, болезные, хотят, потому как – брр… Сначала благодушно поминаешь, ясень пень, наше все, предсказавшее твое путешествие в Красный Центр, причем в самой конкретной форме:

Октябрь уж наступил...

Ох, лето красное! любил бы я тебя,
Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи.
Ты, все душевные способности губя,
Нас мучишь; как поля, мы страждем от засухи…

Но вскоре пропекаешься до самых до печенок так, что до конца поездки срастаешься с кокетливой вуалеткой аля иллюстрация к пьесе Ж.П. Сартра «Мухи»:


Если забыли купить противомоскитную сетку в родных пенатах – не расстраивайтесь: их есть на каждой заправке.

А от собственно жары я спасалась совершенно замечательной австралийской штукой: в пустыне на каждой заправке в туалете есть ДУШ!!! Не знаю, как бы я без него там выжила… Жалко было раздеваться, так бы в одежде, сетке от москитов в душевую кабинку и залезла бы, а если бы еще под душем покурить…

Буквально вторым словом после «хелло» нашего гида была «вода» - типа «здрасте, я – ваш гид Эсса, а вы водичкой запаслись?» И как в первый день перед первым походом выстроил всех в шеренгу и проверил наличие 1,5 литра воды на человека, отослав нарушителей затариться из общей канистры, так и в дальнейшем каждый день поступал аналогично. И правильно: можно корчить из себя барана и не пить, а потом дать дуба от обезвоживания, но наличие воды товарисч началник проверил, ответственность с себя снял – все видели.

Понравилась мне система водоподачи у бывалых туристов: рюкзак за плечами, в нем емкость с водой, а у лица трубочка-поилка. А мы в большинстве своем дилетантски, что с нас взять: полуторалитровая бутыль в рюкзаке. Или в руке тащишь, обещая себе на следующей остановке обязательно купить этот туристский поительный прибамбас, но или нету в магазине, или забываешь, или денег жалко – ты же в дальнейшей жизни не все время будешь по пустыням шастать, зачем лишнее покупать.

…Когда приближаешься к пустыне, на горизонте то тут, то там виднеются неясные развалины, а особенно часто на них натыкаешься рядом с высохшими ручьями. Наверное для того, чтоб прояснить, чтоб сей сон значил, тот первый пустынный день по программе оказался посвященным фермерской археологии: мы осмотрели две разрушенные фермы Kanyaka и Hills Homestead. Грустное зрелище руин в первом случае и восстановленного коттеджа во втором в моей памяти навсегда останется связанным с жесткой сопротивляемостью пустыни даже где-то трогательным попыткам людей приспособить ее к своим нуждам, ужиться. А вот фигушки – не Европа, совсем другой, убийственно засушливый мир.
Где нет ВОДЫ с одной стороны, а с другой, как она появляется, так сразу гибнет все: люди (первый владелец Kanyaka), скот, дороги, строения (Hills Homestead).
Мир, не только неприспособленный к человеку, но активно нежелающий к нему приспосабливаться, издевающийся и независимый. И огромный. Для европейца это оч. даже странно и страшно выглядит.
Мне вообще кажется, что австралийская летающая тарелка – это такой намек, предостережение всем гомосапам, чтобы спесь с них сбить: вы – такие же животины, как и все остальные, смотрите, сколько места не для вас, и если у вас вообще есть какая-то уютная нишка – скажите спасибо, только тихонечко, без шума и пыли.
Так что молодцы австралийцы, что не только водят в пустыни экскурсии, но и сохранили, и показывают туристам эти покинутые фермы, рассказывают о тщетных попытках своих сограждан обиходить эти красивейшие места…
А ведь действительно, идешь по Flinders Ranges National Park и думаешь: красота-то какая, и почему здесь люди не живут, вот дураки-то!.. Ан нет, вот почему и не дураки: они очень старались, но у них не получилось. Здесь красиво - парк, чисто парк: гуляй, радуй глаз да дыши эвкалиптами, рай да и только! - но жить тут низя.

1. Kanyaka просто убивает: как это за меньше, чем век превратиться во что-то наподобие римских руин?

2. В горах Wilipena_Pound растет эвкалиптовая и прочая красотища

цветы… Можно я романтично скажу? - Именно так выглядят сны, если бы были цветами…

всю дорогу туда-сюда струячат эму (первый раз увидела их не на ферме, а в степи)

прыгают кенгуру, только низенько-низенько

… прямо по курсу пляшут казлы (одичавшие неме-е-е-естные)

бегают попугаи, летать им неохота

ящерицам тоже

а вот ядовитые муравьи, уверена, с удовольствием бы полетали, да кто им даст,

как и зайцам-кроликам, которых гражданам Финляндии ни в жисть не сфотографировать, но если кто озвучит, почему именно – засудим за расизм.

Там даже вода есть (иногда, гм):

3. А вот и вторая ферма, в отличие от первой реконструированная - Hills Homestead. С наглядной агитацией в австралийских парках все в порядке: рядом с коттеджем трогательные стенды с листками из дневника юной девушки, которая вместе с родителями и братьями героически сражалась на этой ферме за то, чтобы здесь жить и фермерствовать. И проиграла…

Если интересно, почитайте эту pbase.com/lambsfeathers/jessie грустную историю. Одну из оч., оч. многих, типичную для этих краев: ферм было много, - остались единицы…

…День был долгим, поздно вечером ужинали в хостеле одноулочного городюшки Кворн: верблюжьи сосиски, филе кенгуру и котлетки из эму, которые приготовил наш гид-водитель-повар. Так себе: верблюжатина, правда, ничего…
«Эх, Эзза, их тушить надо, и лучше со сливками или в сметанке, сверху сыром с плесенью и в духовку, а не жарить на гриле: жесткие же тогда получаются! Может, аборигены и застряли на своем уровне развития, потому что невкусно питались», - деликатно намекнула я ему после ужина. А он в ответ всем своим ростом навис надо мной и давай стрекотать про то, что насчет приготовления мяса женщинам вообще надо молчать, и ничего они ни в чем не понимают, а только указывать горазды… Видит, что я теряюсь в потоках слов чужого языка, и издевается, и не стыдно меня перед окружающими позорить…

Ну, и я не лыком шита:
- А знаете, - захожу с другой стороны, пытаясь застать противника врасплох, - почему у казуара синяя голова, как появился огонь и откуда взялась гуделка?..
Еще как получилось: он на полуслове замолчал, - так обалдел. Тут я и рассказала для затравки, переводя взад на английский про казуара, радугу, птиц и рыб!
Турнароду дико понравилось, даже зааплодировали!

Тогда Эззa скинул мне на плечи свою ветровку с лейблом турфирмы и сказал, что теперь я – гид, повезу группу дальше, а он посыплет голову пеплом и уйдет в туман.
Великовата она мне оказалась, до колен. Выбралась я их нее и возвращаю ему со словами:
- Ну… я это… машину водить не умею, и того… куда ехать дальше не знаю… А сказки я из интернета понатырила. Могу показать, откуда, но они по-русски, - хотите, я переведу, а Вы запишете, мало ли в дальнейшей работе пригодятся народ повеселить… Мир?

Эзза с серьезным видом крепко-крепко пожал мне руку, что я даже поморщилась, - оч. специфическое чувство юмора у австралийцев, надо признать.
Вот так мы и помирились.
А казуар был наказан за свое злодейство, Бог Байаме, создатель всего живого на земле, сделал так, что голова казуара стала синей. И теперь над казуаром смеется не только птица-хохотунья Кукабурра, но и все птицы и звери.



После ужина молодежь пошла в местный бар, а я рухнула в койку. Вот ведь, как легко быть молодым: можно и пивка дернуть в пустыне, - ох, уж мне эти алкоголики!.. Одно радует: и они иззавидуются точно также. В свое время…

Мужу в этот день написала смс, терпеть их не могу, поэтому максимально кратенько:
«Видела диких козлов, эму, кенгуру, попугаев, ящериц, вкусно ела верблюда, люблю тебя!»
На что тут же получила ответ:
«Только что видел коллег, но тебя люблю по-прежнему, поэтому надеюсь, что с крокодилом в природных условиях ты не встретишься…»
Финский юмор, ничего не попишешь
Tags: Австралия
Subscribe

Posts from This Journal “Австралия” Tag

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

Posts from This Journal “Австралия” Tag