olhanninen (olhanninen) wrote,
olhanninen
olhanninen

Category:

Рождественская сказка про Вареньку, любившую философию…

…столь сильно, что так и не смогла написать диплом…
- Э, ты чего начала про дуру-то? Ты ж сказку обещала, а кругом таких придурошных без дипломов, куда ни плюнь…
- Подождите с оценками, Варенька, конечно, была дурочка, но одновременно умница, и диплом она защитила на отлично, только…
- Сперла что ли? Купила? Ну, тады, давай, рассказывай…
- Нет, не сперла и не купила, все было сложней, но и проще… Слушайте…
…Давным-давно, в некотором царстве, в тридесятом государстве жила-была Варенька, которая любила философию с детства. И писать диплом по отчужденному сознанию, которое полюбила ненамного позже, она начала за год до его защиты, хотя собирала материалы с тех пор, как на третьем курсе стала строчить курсовики.
Собирала-копила, в свою норку книжки-конспекты-карточки носила, в библиотеках юные годы просиживала, но - ни тпру, ни ну: не пишется диплом, хоть тресни и вся из себя на - что хочешь - изойди.

Дело в том, что бывают такие времена, когда реклама, ну просто везде. А реклама была тогда марксистско-ленинская: и со всех стенок смотрит, и в зубах навязла, и речь кашей тормозит, и мозги засоренные замораживает. Вроде и начиталась Варенька умных книжек разных, а хочет что-то сказать и не может…

Звонит ей, как обычно немногословный научный руководитель, спрашивает:
- Варя, ГДЕ?
А она не отвечает: плачет, бедная, чуть не вся на рыдания изошла. Застрелиться, а не ситуация.

И вдруг – о, чудо! - стучится в Варенькину избушку на курьих ножках молодой знакомый Аспирант, с которым они под началом одного и того же научного руководителя работали: он дисер ваял, а она – диплом:
- Давай, бедолажка убогая, помогу!

Схватил он Варенькины заметки, засунул в свой портфельчик, а что не влезло – в два пакета и… сгинул. И нет его, как нет, аж два дня. Варенька так и решила – все: писец котенку.

Но на третий день появляется, как ни в чем ни бывало, Аспирант с тоненькой папочкой, в которой аккуратненько лежат отпечатанные на машинке, которую в те стародавние времена вместо компа юзали, листики.

Глянула в них Варенька и обмерла: ничего там от нее, бестолковой, не было, а сплошные классики марксизма-ленинизма, цитата на цитате и цитатой погоняет, чертово семя… Закружилась у нее голова, грохнулась она оземь и заболела воспалением легких от душевного расстройства.

- Не ссы, лягуха, матрос ребенка не обидит! – воскликнул добрый молодец и, как истинный коммунист, сам отнес тоненькую папочку на родную кафедру.

…На дипломную защиту Варенька в буквальном смысле внесла себя на руках. Как барон Мюнхаузен. Вот так взяла себя в руки, внесла и стоИт посредине кафедры. Только ресницами хлоп-хлоп, зардевшись от стыда и смелости.
Потому что решила сказать правду про свою работу, раз уж написать не удалось. Ждет своего часа.

Но после краткой речи оппонента, что в работе учтены все его замечания, и не менее краткой похвалы Варенькиной трудоспособности от научного руководителя, обычно кафкиански длинное заседание как-то все мгновенно скомкалось до неприличия:

- Это замечательная тема, про отчуждение! – начала Варенька, - Такая чудесная, интересная, щас я тут в двух словах опишу, как ее кто ни попадя разрабатывал от классиков марксизма до наших дней, в чем был прав, где заблуждался, и что сама думаю по этому поводу. Вот, например, Т. Адорно…

- Не надо про Адорно!!! – с лошадиным ржанием хором возопила кафедра, включая даже тех, кто не имел ни малейшего представления об этом достойном философе и его трудах.
- Действительно, - тоненько прыснул завкафедрой, - вполне достаточно. Гм… и про Адорно тоже. Мы уже получили представление… обо всем. Думаю, с отличием, или будем голосовать?

От голосования кафедра единодушно отказалась, одобрительно похлопала Вареньку по плечам и по-быстрому разбежалась, кто куда.
Научный руководитель с Аспирантом подхватили обалдевшую Вареньку под белы ручки, засунули в «Запорожец» помощника завкафедры и все вместе потарахтели на нем в маленький, уютненький барчик на Сенной.
Варенька, попивая пиво, сидела в уголочке, ни жива, ни мертва, ее спутники разговаривали между собой на всякие разные околокафедральные темы, а как только она пыталась что-то сказать, доливали пиво или предлагали сигарету. Так она ничего и не сказала, кроме спасиба.

На следующий день Вареньку вызвал заведующий родной кафедрой диалектического материализма:
- Я читал диплом… Ваш…
- Не губите… - глаза Вареньки налились слезами.
- Что ты, глупенькая, смешная какая… Что Вы, наоборот: мы как раз не знали, как быть, если Вы напишете сами. Нельзя же ТАКОЕ защищать. Ваш научный руководитель даже приходил советоваться, и очень жаловался на Ваше упрямство. Вот я и порекомендовал ему заслать к Вам Аспиранта. Но все обошлось, все хорошо, не принимайте близко к сердцу…
В аспирантуру, конечно, Вас не возьмут так сразу, но через два года - ждем. А пока будем Вас на преподавательскую работу устраивать: пообщаетесь с живыми студентами-технарями, опыта наберетесь, иллюзии повыветрятся… Ох, тяжеленько нынче место найти, но – поможем, чем сможем… Идите и не плачьте. Вот платок, возьмите.

…Но через два года на Варенькиной родине все изменилось настолько, что в аспирантуру она, конечно, пошла, однако дисер накорябала левой ногой, после чего продала его два раза: лицу кавказской и лицу среднеазиатской национальности, которые и защитили его благополучно под разными названиями. А в третий раз – за полцены - подготовительные материалы к оному бывшему соотечественнику. Самой ей было в падлу, некогда и негде - тогда как раз в рекламе временная дырка образовалась: старую сняли, а новую еще повесить не успели, туда-то Варенька и просочилась. Бывают и такие времена…
Уехала она, чтобы мир посмотреть и себя показать. И показала…
Потом… затем… Варенька… стала Варварой Николаевной, но по-прежнему любила философию, которая от этого всего не становилась менее прекрасной! Впрочем, как и отчужденное сознание…
Короче, дело к ночи, потом много чего было, но это уже женский философский роман надо ваять, или сборник сказок им. братьев Ильфа и Петрова о том, как все они были счастливы и умерли в один день, а всего лучше - сантобарбару поставить, чтобы уж с концами…
…Ну, вот и сказке конец, а кто слушал – молодец.
Особенно те, кому понравилось, хорошие же люди всегда и везде есть…

Tags: диплом, молодость, социализм, талант, университет, философия, юмор, язык
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments